Александра Узлова: «Я несказанно рада, что Господь доверяет мне говорить о Нем с людьми»

 

 

Говорят, талантливый человек талантлив во всем. Но одному Богу известно, в какое именно русло направить способности человека, чтобы они, реализовавшись максимально, принесли пользу людям и не навредили обладателю. История Александры Узловой, катехизатора, преподавателя, сотрудника миссионерского отдела епархии, - прекрасное тому подтверждение.

 

Расскажи о себе до того момента, когда ты осознанно вошла в Церковь. Чем ты жила, о чем мечтала, кем себя видела в будущем?

 

Закончила я школу в 2006 году - лицей, гуманитарный класс. Поступила на учителя английского языка, не доучилась ровно год, поскольку решила, что во мне умерла великая актриса, тайком от мамы забрала документы и поступила в колледж культуры на режиссера. Получила тогда я от мамы здорово, папа был в курсе моей авантюры. Мой преподаватель МХК - Ольга Яковлевна - была и есть верующий человек. Вся мировая культура на наших занятиях рассматривалась с точки зрения христианства. Она умела всех очень завлечь. Все, кто учился со мной, не взирая на национальность и вероисповедание, очень любили ее занятия. И я сказала ей однажды, что всегда верила в Бога, но при этом я остаюсь некрещенной. На что она мне ответила, что человек, который верует во Христа, просто обязан быть крещенным. Так получилось, что в нашей семье были крещены и родители, и старшая сестра, а вот сестра средняя и я – младшая - были не крещены. Мы и сами не до конца понимаем почему. Вроде бы все в нашей семье не отрицали Бога и даже ходили в Церковь на Пасху…

 

 

Ты, конечно, не могла это так оставить…

 

Я пошла в ближайший храм - Кафедральный Успенский Собор, подошла к первому попавшемуся батюшке – им оказался о. Амвросий - и спросила, что мне нужно сделать, чтобы креститься. Он сказал: «Желание. И хорошо бы знать Символ Веры». Я учила Символ Веры всю ночь вместо того, что бы готовиться в экзамену по психологии. Так случилось, что и экзамен, и крещение были в один день.

Символ Веры я не выучила, а билет прочитала только один. Волновалась ужасно... из-за крещения. На экзамене пошла первая, сдала на пять. Пришла в храм. Приехала моя мама.  В этот день крестились только я и еще один мужчина, таинство совершил отец Павел Бурдин. Все крещение было, как в тумане. Мне было 19 лет. Но уже тогда я знала, что нашла то, что искала всю жизнь. Ни одна мечта, ни одна из профессий не занимала меня. Все было не тем, мне чего-то не хватало. В Церкви я успокоилась.

 

К каким внешним переменам в жизни привели перемены в жизни внутренней?

 

Сначала ни к каким. Я перевелась на заочное, потому что в семье возникли финансовые трудности. Мне пришлось идти работать. Я не вылезала из храма, все свободное время проводила там, в Успенском. Попросилась в духовные чада к отцу Павлу, по духу мне он казался ближе всех. В семье все думали, что храм - это мое временное увлечение, как всегда. Но я уже тогда понимала, что это не так. Я не спорила по вопросам веры ни дома, ни в колледже, поскольку знаний тогда у меня не было. Я просто знала, что в Церкви – истина. Я знала, что все, чего я не понимаю, я пойму со временем, поэтому я не торопилась. Режиссуру я бросила. Поняла, что вся эта закулисная возня далека от христианских идеалов, к которым я тогда стремилась с неистовой силой, и, как всегда, мой категоричный характер дал о себе знать.

 

А как же родные? Их отношение поменялось?

 

После моего крещения моя сестра Света тоже крестилась. Теперь она живет в Вышенском монастыре в Рязани. Является послушницей и келарем, хочет стать монахиней. Родители позже тоже пришли в Церковь. Папа на Рождество первый раз за всю жизнь причастился. Наша старшая сестра - Наташа, тоже все таки пришла в храм совсем недавно, и не хочет из нее уходить. Это предмет нашей особой радости.

 

 

Бывает, что через некоторое время после прихода в Церковь наступает пора первых испытаний, может быть даже некий кризис веры. Случалось ли что-то подобное с тобой?

 

Однажды сильно заболела мама, попала в реанимацию. В то время я работала администратором в торговле и работать приходилось много. Я сорвала здоровье, поскольку на работе фактически жила: меня привозили поздно, часам к трем, а в 6 утра уже забирали. Я ушла из Церкви на год. Отца Павла перевели в Красный Яр.

Света ездила туда, а батюшка переживал и спрашивал «как там Александра?», приглашал приехать. Время шло. Чем больше я углублялась в работу, чем больше зарабатывала, тем хуже мне становилось. И однажды я задала себе вопрос: «Почему же мне так плохо?». И на ум мне пришли тогда слова Тертуллиана о том, что душа по своей природе – христианка, и единожды познав Бога, она без Него уже не может. Я решила поехать в Красный Яр. Съездила один раз на день, второй - на два, а в третий раз я поехала туда в отпуск и осталась. Это поставило под вопрос всё: мою учебу в ЮРГИ (тогда я училась на заочном на психолога), которую я сама оплачивала, моё будущее, поскольку в монахини я никогда не собиралась, а планировала и планирую выйти замуж. Я не знала, как можно вообще реализоваться в Церкви, здесь же нет никакой работы, кроме мытья полов, стирки занавесок и т.д. (на этих послушаниях я проработала почти год).  Я постоянно задавалась этими вопросами, но не могла на тот момент поступить иначе. Здесь я уже почти пять лет, мне самой до сих пор не верится в это.

 

 

Когда начались перемены?

 

Через некоторое время матушка решила, что я должна вести воскресную школу для взрослых. Они с отцом Павлом отправили меня учиться на катехизаторские курсы, которые тогда возглавлял о. Антоний, ныне наш Владыка. Еще до окончания курсов по настоянию Владыки Антония я поступила в ПСТГУ на Миссионерский факультет, сейчас я на третьем курсе. Вот это – моё! Учеба всегда давалась мне просто, она еще и приносит огромное удовольствие. Я на своем месте: и миссионерская деятельность, и катехизаторская, и образовательная. Сейчас я снова веду школу для взрослых, назначена помощником благочинного по двум отелам -  миссионерскому и катехизации и образования, занимаюсь оглашением.

Все круто изменилось, все получилось как-то само собой. Сам Господь промышляет о каждом из нас, просто нужно, как бы страшно не было, отдаться в Его руки, дать Ему возможность Самому устроить твою жизнь. Все мы верим в Бога, но не доверяем Ему. Мне Он дал то, что я так долго не осознано искала, я верю, что он даст мне и личное счастье - быть женой и матерью.

 

Оглашение, а тем более катехизация - вещь непростая...наверное каждому, кому доверена такая роль, невольно осознает, как много зависит от него.

 

Да, это конечно осознаешь, но совершенно этого не страшишься. Я вообще никогда не боялась выступать перед аудиторией. Главное, чтобы было, что сказать. Ты осознаешь, что будешь говорить о Том, без Кого жизнь не возможна, без Него вся жизнь - это лишь какое-то блуждание во мраке. С Богом все приобретает ясные очертания. Я несказанно рада, что Господь доверяет мне говорить о Нем с людьми. Я стараюсь объяснять буквально на пальцах, рисовать схемы. Оглашение - это капля в море, но это должно послужить толчком, для того, чтобы человек захотел открыть Евангелие. Для этого нужно говорить увлеченно, даже с горячностью. Собеседник должен почувствовать, что Христос - это не отвлеченная теория или какая-то грань жизни, а что Он и есть жизнь.

 

 

Согласна ли ты тем, что катехизатор, в некотором роде, - это первый духовный наставник человека?

 

Занятия, как правило, не ограничиваются только лекцией: возникает огромное количество вопросов, и духовных, в том числе, люди вспоминают конфликтные ситуации из жизни, кто-то вспоминает горе и т.д. и вот тогда приходится отвечать на все эти вопросы с точки зрения только что донесенной до них информации.

 

 

Логично предположить, что твои взгляды на роль мирянина в Церкви и на возможности для самореализации изменились…

 

Сначала перестроиться было очень трудно, но со временем все встало на свои места. Пришло понимание того, что абсолютно не важно, чем заниматься в Церкви. Мирянин может делать всё – от мытья полов и до проповеди. Но в Церковь нельзя просто прийти и уйти, отработав, этим нужно жить, а это непросто.

Несмотря на то, что иногда ты ощущаешь, что занимаешься не своим делом и мог бы сделать больше, нужно все равно делать и надеяться на Бога. Иногда приходит и отчаяние, но потом ты опять надеешься. И так всю жизнь. Я точно знаю, что мирской работай я заниматься больше не буду. Много раз порывалась, но жить без Церкви я уже не смогу и не хочу.