Храм на холме

 

Село Ватажное Красноярского района, основанное казаками Красноярской станицы около 300 лет назад,  расположено в восточной части поймы реки Бузан на высоком холме, словно сторожевой пост. Не так давно воды ближних ериков были богаты рыбой, потому местное население жило рыбным промыслом. Отсюда и название села: ватагами в Нижнем Поволжье назывались ловецкие станы, пункты, куда свозилась пойманная на тонях рыба. «Село окружали высокие тополя и фруктовые деревья, благоухавшие по весне, а во время половодья село обливалось водой, которая казалась сплошным морем. Перед селом стояла церковь святого великомученика и целителя Пантелеимона, она «охраняла» село», - рассказывают сельчане.

 

Ныне все это изобилие отошло в область предания. Деревянная церковь сгорела в советские годы, но милостью Божией на том самом месте построен новый храм. Его настоятель - благочинный Красноярского округа, протоиерей Павел Бурдин – не остался равнодушным к истории ватаженской земли и храма, некогда здесь стоявшего. Отец Павел и регент храма Христорождественского женского монастыря Евгения Егорова отправились в небольшую «экспедицию» по Ватажному с целью разыскать современников старого храма. В результате удалось записать несколько интересных историй.

 

 

Последний храм красноярской земли

Рассказ Александра Ивановича Никулина, прихожанина храма Христа Спасителя, Красный Яр.

 

«Храм святого Великомученика и целителя Пантелеимона был заложен на хуторе Николаевском (ныне Ватажное) в 1912 году 17 июня в царствование Государя императора Николая II Архиепископа Георгия Астраханского и Енотаевского на средства казаков красноярской станицы и доброхотные даяния любящих боголепные дома Божии. Аминь.

 

Храм этот, как и многие храмы во времена атеизма был закрыт. До начала 60-х годов 20-го века храм этот красовался на краю села, на бугре. Был он деревянный с большим главным куполом и колокольней, но был давно не действующим и заброшен. Очень красиво он смотрелся с ватаженского парома и со стороны дороги, что вела в Теплинку, Алгару, Кривой Бузан и в другие восточные села нашего района. Бывало едешь, особенно ранним утром,  и невольно голова поворачивается в сторону храма и он просматривается сквозь какую-то синюю дымку.

 

Как-то раз я еду, как обычно, на работу (я тогда был линейным связистом), и вдруг  - о неприятное зрелище! - главный купол храма завалился и , наклонившись, уперся в колокольню. Это произошло где-то в 1965 году.  Так он простоял около двух лет.

Затем решили его переоборудовать в правление колхоза «Знамя». Стали снимать купол и колокольню и делать новую обыкновенную крышу. Внутри стали реконструировать. Сделали две перегородки от входных дверей до того места, где был иконостас. Слева за перегородкой сделали зал заседаний, а справа сделали три отдела: бухгалтерию, кассу, парткабинет. А вот кабинет председателя колхоза сделали в бывшем алтаре. Представляете такую картину? Идешь между перегородками узким путем, доходишь до амвонских ступенек, и перед тобой вместо царских врат -  обыкновенные простые двери. Открываешь их и видишь, что вместо престола стоит обыкновенный конторский стол, а на Горнем месте сидит председатель колхоза. Я там бывал, проводил ему телефон.  Но тогда я был не верующим человеком и никак не реагировал на эту кощунственную картину.  Правление колхоза закупило для этого переоборудованного, теперь скажем здания, современную мебель, полированные серванты, шкафы, столы, стулья и многое другое.

 

Перешли работники правления в это здание в октябре 1968 года. А в ночь с 23 на 24 февраля 1969 года, ровно в полночь, случилось ужасное. Бывший храм загорелся, как будто его со всех сторон облили бензином. Ночь был темная и тихая и столп пламени поднимался на высоту около 20 метров. Потушить его было невозможно, очень жарко горело. Как рассказывал мне один тогдашний мой знакомый пожарник, если подойдешь ближе, чтобы доставала струя бронебойта, то жгло лицо, того гляди кожа сползет, а отойдешь подальше - струя воды не достает. Так пришлось стоять и наблюдать, как догорает здание бывшего храма, а сгорело оно довольно быстро.

 

Утром я приехал туда, чтобы смотать упавшие телефонные провода и увидел страшную картину: храма  как не бывало, остался только кирпичный фундамент, в середине которого лежала небольшая куча пепла, валялись исковерканные сейфы, печатные машинки, электрообогреватели. Документация хозяйства вся сгорела полностью. Тут же рядом бегал председатель колхоза Матвеенко Лев Семенович с ободранным лицом, в руках у него были три папки с бумагами и телефонный аппарат. Он сказал, что это все, что он мог спасти из своего кабинета. Все надо было начинать с нуля. ..Так исчез последний храм с красноярской земли».

 

 

Монахиня Христорождественского монастыря м. Тамара (Аристова)

несет послушание при новом храме св. вмч. Пантелеимона. Ватажное – родное село м.Тамары. Из беседы с ней мы узнали:

 

  • Еще до первого храма великомученика Пантелеимона в Ватажном стояла часовня во имя мучеников Флора и Лавра.

  • Рядом с храмом располагалась церковно-приходская школа. На её месте сейчас расположено здание сельской администрации. В школе было 4-классное образование. Дети проходили обучение не только по церковным, но и общеобразовательным дисциплинам. Отец м. Тамары учился в этой школе.

  • В советские годы в здании храма чинили неводы.

  • Храм был деревянный, обитый жестью, территория его была огорожена.

  • Когда расчищали место храма после пожара, нашли закладную табличку. На ней было написано не «с. Ватажное», а «с. Николаевское». Так именовалось село С 1907 г. по 1917 г.

 

 

Рассказ Шапошникова Василия Ивановича (1930 г.р.), прихожанина храма Христа Спасителя, Красный Яр.

 

«Церковь была деревянная, электричества в ней не было, только свечи горели и керосиновые лампы. Меня в этой церкви крестили, а родился я 12 марта 1930 года. Приходил в эту церковь с бабушкой, а иногда и с мамой. В храме была высокая звонница, колокол был отлит в городе Царицыне купчихой Медведевой. Надпись на колоколе, которую я сам прочитал, рассказывала об этом. Проект церкви составил Андриан Аристов (отчества его я не помню) в 1912 году, строили они же. Дочь Адриана Аристова была директором школы, в которой я учился. А сын его Иван Андрианович – председателем сельсовета.  Все они жили в Ватажном. Прошло время и церковь закрыли, а колокол сняли. Из жителей села того времени уже почти никого не осталось…»

Рассказ Александры Андриановны Болдыревой (1930 г.р.), жительницы села Ватажное:

 

«После войны, с 1948 по 1954 год я ходила в море, а после уже не ходила – замуж вышла. Жила я в Ватажном, родители мои – ватажнинские.

Отец мой - Болдырев Андриан Константинович - был псаломщиком в церкви святого Пантелеимона, а мама пироги пекла каждый праздник для батюшек.

Я родилась в 1930-м году, а отец в 1933-ем умер. Знаю его только по фотокарточке.

Когда началась война, закрыли школу, мне было 10 лет и я пошла работать вместе со взрослыми «на секцию», потом начали ходить в море.

Церковь закрыли.  Так она и стояла. Когда мы приходили с моря, снасти все туда складывали. Больше некуда было. Икон уже там не было. Иконы все раздали по людям, так я слышала.

Приходили мы с моря зимой, когда уже лёд вставал, а в апреле уже начинали снова готовиться. Приходим весной - а там окошки уже все побили. Сколько лет готовились мы в море - всё в церкви. Зайдем, Богу помолимся, иной раз прослезимся. Все уберем там, подметем и чиним невод. Были люди, кто молился. Ходили на кладбище мимо храма: пройдут кругом вокруг него, помолятся – а что сделаешь?

Помню в храме было две входные двери и дверь на улицу из алтаря.

Был большой колокол, потом его сняли и повесили на пожарку. Церковь была хорошая, пластинная, купол был большой, богатый, было еще 4 маленьких. В войну с большого купола сняли жесть и он прогнил и провалился.  Туда стал попадать и сор, и вода, сколько голубей там было!»

А.К. Болдырев (слева)