Жизни и служения на многая лета!

В июле исполняется 80 лет отцу Виктору Шопину. Сегодня его называют старейшим священником Ахтубинской Епархии. Рискну сказать, что и всей Астраханско-Камызякской митрополии.

 

Действительно, за плечами столько десятилетий, украшенных трудными детством, юностью, и не менее трудным священническим служением. Украшенных – это вовсе не для красного словца.

 

"Честно сказать, батюшку своего любимого я увидела в трапезной в октябре 2007 года, когда пришла записать Дениса в воскресную школу.

Я впервые увидела вблизи священника, и он показался мне, как Боженька- в таком каком-то сказочном беленьком ветхом подрясничке из ткани, как в музее, и главное- глаза!!!

 

Ни до, ни после ни у кого не видела, чтоб глаза так сияли радостью и так лучились любовью. Сам батюшка был такой светленький и лёгонький, я подумала: "Ну точно как Боженька!", и не смела глаз поднять на него…". Елена, Екатеринбург.

 

"..Мы просто живем батюшкиной молитвенной поддержкой, утешаемся общением с ним, обращаемся в трудностях, делимся радостями, и вместе с ним, как и многие наши братья и сестры, проживаем и переносим все, что посылает нам Господь. Благодарим Господа за встречу с батюшкой Виктором". Семья Юровых, Краснодар.

 

"…А батюшкино неистребимое чувство юмора, которое помогает всем окружающим его не унывать, не уходить с головой в свои проблемы и заботы, но радоваться, всегда радоваться главному Дару Божьему – жизни (какой бы сложной она у нас ни была!), радоваться общению друг с другом, с природой… Радоваться искренне, непосредственно, по-детски, как умеет только наш дорогой батюшка…". Татьяна Мышкина, Вырица Ленинградской области.

 

А еще есть письма-поздравления из Калуги, Пензы, Подмосковья, Санкт-Петербурга, Нерехты Костромской области, и даже из Италии…

Эти строки, написанные из разных уголков страны его духовными детьми (они все себя именно таковыми считают), как раз и говорят о том, насколько и как украшены годы священника Виктора Васильевича Шопина. Трудно об этом судить мне, но, наверное, в этом и есть высшее предназначение служения Богу и людям, посредничества между земным и небесным: сделать эти две категории единым целым.

Батюшка служит Богу вот уже 55 лет с того самого момента, когда в 1960 году окончил Ставропольскую духовную семинарию. И здесь нельзя не вспомнить доброй памятью его маму Ирину Дмитриевну, с материнского благословения которой и случилось его поступление. Она была очень верующим человеком, а истоки этой веры - от прабабушки, которая паломничала в Иерусалим и привезла Ирише оттуда Псалтирь и Евангелие…

 

Ирина Дмитриевна привела повара общественной столовой города Георгиевска Витю Шопина, окончившего кулинарное училище, к священнику отцу Николаю, который только приехал служить в их город. Побеседовав с юношей, отец Николай, в прошлом преподаватель семинарии, вынес свой вердикт: «Надо поступать в семинарию».

«Что уж он во мне увидел такого, не знаю, - говорит отец Виктор. - Но все случилось, и в 1956 году я стал семинаристом».

 

Вместе с ним постигали духовную премудрость очень многие юноши, которые сегодня известны практически всей православной России. Однокашником батюшки был архимандрит Матфей (Мормыль), знаменитый регент патриаршего хора, ныне покойный. Он подарил в свое время отцу Виктору свои первые пластинки с записями хора.

Протоиерей Богдан Сойко, тоже выпускник той же семинарии и одноклассник отца Виктора, долгое служил в Финляндии, теперь священник в Санкт-Петербурге. Одноклассником батюшки был и Александр Завгородний, принявший монашество в кафедральном соборе Астраханской епархии, впоследствии - епископ Ставропольский и Бакинский Антоний. Протоиерей Георгий Минаев, ныне ключарь Исаакиевского собора…Священник Георгий Очкало, служащий в Иоанно-Крондштатском монастыре на Карповке в Санкт-Петербурге…

 

Его одноклассники и однокашники разбросаны по всей стране, и, благословляя нас на поездку в отпуск, отец Виктор обязательно найдет в том местечке, куда кто-то из нас собирается, своего знакомого священника и попросит передать привет или подарочек.

 

В этом весь он – неугомонный, неуспокоенный, постоянно с телефоном в руках и бесконечными разговорами: чада домогают, просят помощи, совета, благословения, а он никому не может отказать, считает – не вправе.

Это главный принцип священничества – служить людям без остатка. Из 45 лет его священства, на которое его благословил в свое время Владыка Михаил (Мудьюгин), вот уж 35 лет отец Виктор служит в Георгиевском храме.

 

Как тут еще раз не сказать о промысле Божием. Родился в 1935 году в Георгиевске Ставропольского края, чтобы много позже отдать лучшие годы служения храму Георгия Победоносца и самому святому великомученику. К слову, именно в этом году 12 июля на день Петра и Павла исполняется 35 лет, как отец Виктор после перевода в Капустин Яр отслужил в Георгиевском храме первую литургию. Тогда здесь был единственный храм, а он – единственный священник.

 

Владыка Феодосий (Дикун), епископ Астраханский и Енотаевский, предложил отцу Виктору, который к тому времени после Ахтубинска уже служил в Черном Яре, на выбор два храма. Выбор пал на Георгиевский.

«Почему так часто переводили священников из одного храма в другой?» - спрашиваю батюшку.

Улыбается: «А ты что, не догадываешься? Так было выгодно советской власти. Чтобы священник и приход были разрозненны, чтобы не было никакого единения, в соборности же и заключается духовная сила. Ты же помнишь, что Хрущев обещал показать последнего попа?»

Я, конечно, много слышала и читала об этом, а батюшка на своих плечах пережил институт уполномоченных по делам религий. Когда спецлюди «зависали» над жизнедеятельностью церкви, парализуя все и вся, принуждая наушничать, докладывать, кого крестил, венчал (и попробуй скрыть…) Когда во время вечернего богослужения уполномоченный «в целях экономии электроэнергии» мог выключить свет, когда священника могли разместить для проживания в сарае, непригодном и для скота…Однажды, в очередной раз отказав уполномоченному в самом недостойном требовании, батюшка серьезно стал опасаться за свою жизнь.

Поистине, «иных уж нет, а те далече».

 

С присущим ему чувством юмора, улыбаясь, он говорит: «А что уполномоченные?.. При них легко было: только и знаешь, что службы проводишь, а все остальное – их забота». Действительно, на священнике, кроме духовного окормления и служения, лежит масса хозяйственных, организационных забот. Меняется правовая база жизни приходов, рождаются новые законы, по которым живут приходы… Постигать эту премудрость непросто.

…Батюшка продолжает: « Я еще долго служил в Георгиевском храме и ждал, что меня снова переведут куда-нибудь. Но Бог миловал».

Бог миловал и нас, которые остаются рядом с батюшкой. И тех, кто находится, как мы говорим «в рассеянии», но живут и питаются его молитвами, его участием, его заботой, взваливая на него попечение не только о себе, но уже и детях, внуках…

 

Его питомцы все при деле: преподают в воскресных школах, поют на клиросах, работают при монастырях. Так или иначе, но отец Виктор повлиял на выбор жизненного пути многих людей. Теперь все они священники: протоиерей Сергий Сосков (Калуга), иерей Сергий Черкасов (Енотаевка), протоиерей Георгий Лазарев (Волгоград), иерей Александр Ерунов (Знаменск), иерей Михаил Енютин (Нарьян Мар).

 

Священнической стала семья и давних прихожан храма Кичевых – теперь отца Николая и матушки Любови, живут и служат в Пензе…

Они все благодарят Господа за встречу с батюшкой и желают ему здравия. Милости Божией. НА МНОГАЯ ЛЕТА!

 

Любовь Куличенко