Схимонах Трифилий (Мальков) – старец из Старицы

 

Схимонах Трифилий (в миру Трофим Наумович Мальков) родился в 1830 году в крестьянской семье села Старицы Черноярского уезда Астраханской губернии. Сегодня о жизни этого сподвижника мы узнаем из издания, посвященного Афонской обители. Божьим промыслом обычный астраханский купец стал одни из святогорских монахов.

Когда Трофиму исполнилось 18 лет, он оставил свою семью и переселился в город Острог, где постепенно смог собрать приличное состояние для того, чтобы стать купцом. Через 20 лет стараний и трудов у него уже была своя торговля и артель по переработке рыбы. Трофим Наумович был женат и имел детей.

 

Однажды у себя в Остроге он познакомился с афонским монахом, отцом Тихоном (Щербатовым), который по поручению своей обители приехал для сбора пожертвований. Беседа с ним произвела на Трофима Наумовича огромное впечатление. Но он так был захвачен водоворотом своих мирских дел, что не имел времени глубоко поразмыслить о тех вопросах, о которых говорил с ним чудный старец.

 

"Раз после очередной ссоры с женой, - вспоминал в последствии отец Трифилий, - я, чтобы немного успокоиться, решил пройтись до артели пешком. Ужасные мысли будоражили мою голову, душа была в полном смятении и отчаянии. И вдруг, не знаю как, я оказался рядом с храмом, прямо у его стены. Мне стало как-то неловко и стыдно. Я хоть и был верующим, но особой набожностью не отличался. Однако я точно знал, что где-где, а здесь мне сейчас совершенно не место. Но, не знаю почему, я перекрестился, поцеловал стену храма и пошел дальше на работу.

 

День, как и все мои рабочие дни, был переполнен заботами: распоряжения, споры, договоры, уговоры, ругань, крики, — и так без конца. И все это ради денег, ради прибыли. Только поздно вечером, когда я, наконец, смог остаться один и стал размышлять о прошедших за день событиях, вдруг появилось в моем сердце какое-то очень малозаметное, но приятное ощущение. Я не мог понять причину этого. Прожитый мной ужасный день не давал для этого никаких оснований. Хотя вспомнил, что у храма со мной произошло что-то необычное. И как только я это вспомнил, мое сердце наполнилось неописуемой радостью, появилось непреодолимое желание упасть на колени и плакать, что я и сделал».

 

Трофим Наумович стал благотворителем и много потрудился по сбору пожертвований с отцом Тихоном (Щербатовым). После того как все его дети были устроены: сыновья женились, дочери вышли замуж, — он начал подумывать о том, чтобы оставить бренный мир и посвятить свою жизнь Богу.

 

В 1886 году в компании со студентом Авксентием Стадницким, будущим епископом Арсением, Трофим Наумович в качестве паломника прибыл па Афон. Здесь в монастыре святого великомученика Пантелеймона с ним произошла окончательная перемена. Вот как описывает это епископ Арсений: «Сегодня во время обода я увиделся со своим старым знакомым Наумычем.

 

Я сразу не узнал его. На нем была монашеская полуряска, на голове монашеский куколь. Он подавал нам кушанье.

-Здравствуй, Егорыч! - приветствовал он меня.

- Что это с Вами, Трофим Наумыч, не поступаете ли в монахи?

- Теперь на монашеском послушании. Хочу испытать, что это за жизнь такая монашеская. А то, что так жить - нужно все испытать. Вот вчера я пошел к батюшке отцу Макарию и говорю ему: «Батюшка, благословите меня на какое-нибудь монашеское испытание. Хочу испытать все. На всех послушаниях буду, a потом и поеду домой, буду знать, что такое монашеское послушание. Батюшка Макарий засмеялся, да и благословил на это поварское послушание. Нужно, Егорыч, все испытать.

 

Я заметил, что он как будто стыдится меня и других обедающих, да и говорит, как будто защищается, хотя никто не нападает на него. И действительно чувствовалось, что ему неловко: недавно был барином, ему прислуживали, а теперь он другим прислуживает».

 

Следующий день владыка описывает так: «Сегодня за обедом не было Трофима. Мне сказали, что он уже бросил это послушание. Скоро, думаю, испытал он на себе монашеские послушания. После обеда я прилег немного отдохнуть. Только задремал, слышу, кто-то стучит в двери. Отворяю, и... предо мной предстает Наумыч. Он уже без ряски, без фартука, без куколя... одним словом, прежний Наумыч, но только какой-то разбитый, расслабленный.

- Что это вы не в монашеском одеянии? — спрашиваю его.

- Что же делать? Вот руки опухли, как колоды. Только ведь день поработал. А если бы месяц и год? Ведь оно как будто и хорошо на этом поварском послушании. Не счесть кушаний и пития. Но работы страх сколько. Всякому, кто ни придет, подавай. Он-то все это загадит, а ты после и мой. Кажется, она легка работа - подай, вымой, да и только. Так я сначала и думал. Поужинали мы вчера прекрасно. Пошел я спать. Чувствую, что-то начинает покалывать в пальцах, сильнее да сильнее. Да так, что целую ночь и не спал. Гляжу утром, вся рука распухла. Бегу к монастырскому доктору, он чем-то помазал, и вот теперь стало несколько легче.

Ну его совсем, с монашеским послушанием! Что за нужда! Я ведь никогда не работал. У меня артель 50 человек, а тут работай.

 

Иду я сегодня после Литургии к батюшке отцу Макарию да и говорю ему: "Батюшка, плюну я в глаз тому, кто скажет, что монахам живется легко. Всякому, кто захочет идти на Афон посвящаться в монахи, скажу, "Заворачивай и иди в Сибирь, там гораздо лучше, чем на Афоне".

 

Батюшка засмеялся да и говорит: «Зачем тебе, брат Наумыч, монашеское послушание? Жил бы себе, как живут другие благородные».

 

Через четыре года послушания на кухне, а именно, 26 марта 1890 года, Трофим Наумыч был пострижен в рясофор с именем Трофим, через год, 3 апреля 1891 года, — в мантию с именем Трифилий, а еще через два года, 5 марта 1893 года, — в схиму, после чего до своей кончины имел послушание чтеца Неусыпаемой Псалтыри.

 

Вот как пишет о нем отец Владимир (Колесников): "Жизни очень благочестивый, внимал своему спасению, почти каждую службу плакал, особенно при чтении житии святых".

 

Вот как благодать Божия призвала его на монашеское служение и преобразила его из обычного смертного в ангелоподобного. Преставился отец Трифилий 22 сентября 1901 года.