ТАНЦЫ НА КОЛЁСАХ: СИЛА ТЕЛА И СИЛА ДУХА

Интервью с чемпионом мира в спортивных бальных танцах на инвалидных колясках Вячеславом Осиповым

 

Со Славой Осиповым автору этих строк довелось познакомиться несколько лет назад в Санкт-Петербурге. Тогда еще просто студент-хореограф из Липецка, который приветствовал всех исключительно стоя в арабесках, он удивлял неиссякаемой энергией, которой хватало не только на лекции, многочасовые упражнения у станка и прочие студенческие радости, но и на занятия в клубе «Танец на колёсах», где Слава танцевал в паре с девушкой на инвалидной коляске. Со стороны это казалось причудливым увлечением творческого человека с добрым сердцем. Не хватило любопытства, чтобы узнать, что по всему миру более чем 5 000 танцоров, из которых 1500 - не в колясках, участвуют в этом танцевальном виде спорта, как на любительском, так и на профессиональном уровне. Через пару лет Слава стал привозить из «заграниц» первые медали. Сегодня он двукратный чемпион мира, тренер, действующий спортсмен сборной России. Случайная встреча позволила нам задать Славе несколько вопросов о деле его жизни.

 

Вячеслав Осипов

Родился 4 декабря 1988 г. в г. Липецке, окончил Липецкий областной колледж искусств им. К.Н. Игумнова. В 2013 году окончил Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств, получив специальность «хореограф».  Бальными танцами занимается с 13 лет.

С 2007 года  - в инклюзивном ансамбле «Параллели».

С 2008 года – в клубе «Танец на колёсах»,  Санкт-Петербург.

В паре с Галиной Рыжковой в 2012 становится серебряным призером Чемпионата России.

В 2013 - серебряным призером конкурса пекинского танца на инвалидных колясках. В том же 2013 году  завоевывает золото Чемпионата мира в   латиноамериканской программе, в 2015 – золото Чемпионата мира во «фристайле».

Выступает как действующий спортсмен сборной России по спортивным танцам на инвалидных колясках, педагог танцев на колясках в Центре социальной реабилитации. 

 

Слава, чем для тебя являются танцы сегодня?  Вспоминается эфир на ТНТ, когда вы с Галей выступили в шоу «Танцы». Реакция, которую вы встретили - это то, чего вы ожидали? Господин Светлаков – член жюри – со слезами на глазах спрашивал: «Этому где-то учат?». Наверняка приходится встречаться  с мнением, что ваши танцы «не настоящие», а своего рода благотворительность. Хотя для тех, кто «в теме» очевидно, что «танцы на колёсах» – это вполне реальная возможность реализации своего потенциала, как танцора, как спортсмена.

 

Мое мировоззрение менялось.  Сначала относился как к некому эксперименту. Стало получаться, затянуло. Сейчас я понимаю , что то, чем мы занимаемся – это спорт. Особенно остро это чувствуется в последнее время, когда, находясь в первой строчке турнирной таблицы, постоянно приходится искать что-то новое, лучшее.

Да, конечно, может показаться, что это просто такая красивая реабилитация, потому что со «стоячим» партнером можно сделать в разы больше, это очевидно. Но я всегда говорил, что бабушки в ДК нам и так похлопают, а у профессионального зрителя, у судей на конкурсах надо заслужить места и аплодисменты - показать искусство, лучший танец , а не просто «мы тут реабилитируемся». Что касается ожиданий от выступлений «по телевизору», мы просто хотели показать, как это ни банально, что люди с ограниченными возможностями здоровья могут быть безгранично талантливы, сильны, красивы. Мы получили отклик: под нашим видео с ТНТ оставляли комментарии люди на колясках, писали, что хотели бы попробовать танцевать.     

 

Вы с Галей танцуете в латиноамериканском стиле. Он подразумевает экспрессию и особый упор на сексуальность. Ты считаешь - это то, что нужно в танцах на колёсах и вообще?

 

Как бы мы к этому не относились,  танцы на колясках – это те же бальные танцы со своими правилами.  Бальные танцы являются парными, а пару составляют мужчина и женщина. (И это хорошо, потому что есть исключения, например, в Англии уже принято танцевать в однополых составах). Мы должны соблюдать технику танца и все что входит в понятия 5 танцев программы, музыкальность, основные фигуры. Если я танцую румба, я не смогу танцевать с партнершей, как с сестрой, независимо от того, какие отношения у нас с ней вне паркета.

А румба и вообще латина – это то, с чего начался мой путь в танцы на колясках, поэтому до недавнего времени мы продолжали танцевать именно в этом стиле. Но здесь тоже есть, чему порадоваться. Однажды моя невеста (она хореограф), посмотрев наше выступление, сказала, что не увидела партнера и коляску, а увидела мужчину и женщину. Я чуть не расплакался от счастья (смеется). Мы любим танцевать и лиричные вещи, где предлагаем зрителю совсем другие образы. Танцуем фристайл, который подразумевает полную свободу в хореографии. Можно даже встать на голову (сейчас уже и такое делают). И у нас есть мечта – попробовать свои силы в стандартной программе, которая включает вальсы, фокстроты. Танцевать, двигаться - это вообще здорово.

 

Расскажи о своей работе в Центре социальной реабилитации. Твои ученики – кто они? Какие в этой работе приоритеты в сравнении с твоим участием в сборной?

 

У меня пока одна постоянная ученица – девушка с диагнозом ДЦП - и еще несколько человек наездами. Это, конечно, намного сложнее, чем в сборной: у нас свои приоритеты, в основном,  это развитие тела (через танец мы оздоравливаемся)  и творчества. Ставим разную хореографию, учимся владеть коляской. Изначально руководство поставило задачу: чемпионов растить не надо, - надо, чтобы мои клиенты (именно так их почему-то называют у нас) вышли из дома. Но я не приветствую такого подхода и мы работаем так же, как работает нормальный танцевальный коллектив. В центре у меня есть возможность проявить себя как творец,  развивать свой ансамбль. Мы принимаем участие в фестивалях.

 

Как ты в целом оцениваешь положение дел в сфере реабилитации людей с ограниченными возможностями? ты много общаешься сними, видишь их проблемы, вопросы. Чего им не хватает? насколько регионы включены сегодня в такого рода программы?

 

Конечно же, всё упирается в доступную безбарьерную среду - это ключевой вопрос, и он, мне кажется, будет всегда волновать всех. Некоторые люди не могут выйти из дома только потому, что или лифт не работает, или всего несколько ступенек отделяет от выхода. Есть проблемы и с работой. Многие колясочники сегодня с  образованием, - спасибо интернету! - могут работать дистанционно. Я сталкиваюсь и с другого рода проблемами - в семьях с принципиально неверным отношением родителей к ребёнку - инвалиду. Часто это «залюбленые» дети, и поэтому они тяжело социализируются. Регионы у нас включены, это радует. СМИ помогают освещать соревнования, мероприятия, концерты. Есть несколько фестивалей регионального и международного уровня - все это играет свою роль в развитии танцев на колясках. Федерация танцев прилагает все усилия, чтобы мы, наконец,  попали в паралимпийские игры.

 

Польза танцев для тела очевидна, в процессе социализации они тоже играют свою немалую роль. А в чем духовная польза от занятий?

 

Танцы учат принимать себя и своё тело таким, какое оно есть, не строить иллюзий, но при этом двигаться вперед, расти, преодолевать трудности и совершенствоваться. Где-то слышал от танцоров на колясках, что занятия помогают забыть о боли...На каком-то этапе это тоже немаловажно. Через занятия танцоры «пробуют» себя в разных жизненных ситуациях. Одно дело паркет, другое - тренировки, те же путешествия. Дорога может быть очень нелегкой.

Есть такие коллективы, где танцуют мамы и дети на колясках. Мне кажется, это помогает маме понять ребенка, ведь на занятиях ребята очень эмоциональны. Приятно видеть своего ребенка веселым, нужным, еще и разделять с ним эту радость.

 

 

Вопрос оффтоп. Недавно прочитала в новостях, что твой родной Липецк назван самым православным городом России по количеству жителей, называющих себя таковыми. Замечал когда-нибудь? Что на малой родине тебе особенно дорого?          

                                                                             

Конечно, замечал. Даже внешне: одна из центральных площадей в Липецке – Соборная. Там расположен красивый Христорождественский кафедральный собор, но я всегда ходил в церковь рядом с домом. Вообще для меня православная родина - это не Липецк, а Липецкая область. Например, Задонск с его большим мужской монастырём, куда мы часто приезжали в детстве. Есть там еще монастырь поменьше – женский. Очень люблю там бывать. Есть ещё старинный город Елец, там очень много церквей, в том числе Церковь, освященная в честь праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы, в день которого я родился.

 

 

Беседовала Серафима Шелковникова