Молитва как ремень безопасности

 

 

   Про таких, как Сергей Чирков, принято говорить – родился с рулем в руках. В раннем детстве, почуствовав особую тягу к автомобилям, Сергей понял, что ничем другим в жизни заниматься не хочет и уже не может. Если бы не война и чеченская кампания девяностых, он мог бы остаться в родном Грозном. Однако сегодня судьба привела его за руль архиерейского автомобиля и на колею астраханских дорог. Точнее не судьба, а сам Господь, — убежден Сергей Петрович.

За руль в семь лет

Чтобы взять интервью у Сергея, пришлось проделать многокилометровый путь до села Никольское. В перерывах между богослужениями и поездками по Астраханской области мы разместились в салоне архиерейского фольксвагена. К машине Сергей Петрович относится более чем бережно. За полтора года работы в Ахтубинской епархии она стала для него настоящим домом. Хотя и свой отчий дом в городе Грозном Сергей любит вспоминать тоже часто: широкие пшеничные и подсолнуховые поля, садовые деревья в доме родителей, огромные и сладкие персики – настоящий вкус детства. Именно тогда, ребенком, он и ощутил, что такое вождение:

«В первый раз я сел за руль в семь лет – к отцу на колени. Он положил мои руки на руль, а сверху наложил свои ладони и дал почувствовать, что такое автомобиль. У нас был 407-ой «москвич», хорошая по тем временам машина. Жигули семейный бюджет не тянул. Этот момент — одно из ярких воспоминаний детства, после которого я всячески просил научить меня водить. Я по-настоящему влюбился в машины», — рассказывает Чирков.

 

Детская молитва

Параллельно с любовью к автомобилям пришла и любовь к храму. Несмотря на то, что родители Сергея – работники нефтяной промышленности – были людьми неверующими, в храм маленького Сережу привела бабушка:

«Она жила в станице Екатериноградской Кабардино-Балкарии. Меня туда возили на каникулы. Дед был зажиточным человеком, имел свою бричку, лошадей, и я помню, как он клал меня в душистое сено, в шубке, в шапке, бабушка садилась рядом, и мы ехали в храм. Мне очень нравился запах ладана, я прекрасно помню, как меня подносили к Чаше и причащали. Наверное, именно тогда и было посеяно зерно веры, которое с Божьей помощью на данный момент проросло».

Говоря о детской молитве, Сергей в первую очередь вспоминает своего собственного сына. Во время боевых действий в Грозном, когда семья Чирковых попала под перекрестный огонь, их сын – тоже Сережа – усиленно молился о том, чтобы огонь прекратился, и они нашли убежище. «Вокруг был полный мрак, все в копоти, дыму, нескончаемые выстрелы. И действительно, слава Богу, мы нашли бетонный подвал, где укрылись от перестрелки. Тогда ребенок стал успокаивать мою жену, говорить: «Мама, не плачь, я же молился Боженьке и с нами ничего не случилось». Эти слова натолкнули меня на мысль о том, что детская молитва спасла нас», — рассказывает Сергей Петрович, добавляя, что в тот момент ни он, ни его жена не получили ни одной царапины в то время как те, кто находился рядом или были тяжело ранены или вовсе погибли.

 

Дорога – лезвие ножа

Год и семь месяцев войны пришлось пережить семьей Чирковых, прежде чем они перебрались в Астрахань. Водительское дело здесь оказалось самым востребованным, несмотря на то, что у Сергея несколько было несколько профессий и навыков на руках: электрогазосварщик четвертого разряда, опыт службы в радиотехнических войсках. До войны наш герой работал водителем троллейбуса и наладчиком контрольно-измерительных приборов и автоматики на Аргунской мельнице.

В итоге в Астрахани выбор пал на должность водителя «газели» в городском таксомоторном парке. За это время уже подросший сын Сережа изъявил желание посещать церковно-приходскую школу при Иоанно-Предтеченском мужском монастыре. Через некоторое время к интересам ребенка примкнула вся семья.

«Иоанно-Предтеченская обитель – место, в котором я пробыл восемь лет и исполнял различные послушания. Был водителем автобуса, работал на паломнических поездках по России, выливал свечи для храма», — говорит Сергей.

Но неоднократно проделывая паломнический путь от Астрахани до Московской области или Золотого кольца России, он неустанно повторяет, что дорога – это лезвие ножа:

«Это лезвие очень острое и опасное, поэтому в пути для меня много значит крестное знамение. Был случай, когда из-за поломки автобуса в дороге мне пришлось пережить очень многое. Перед опасным моментом я лишь успел сказать: «Господи, помоги!». И все обошлось…»

Сергей Петрович убежден, что молитва в жизни автомобилиста играют такую же роль, как и ремень безопасности. «Пристегнуться значит обезопасить себя, а для меня – ещё и помолиться».

 

Дважды вокруг Земли

В силу географического расположения приходов Ахтубинской епархии машина архиерея за минувшие полтора года проделала путь в больше чем сотню тысяч километров. Для сравнения это расстояние, которое дважды огибает экватор Земли. Сергей смеётся, что сейчас он уже идет на третий круг, но все же делится впечатлениями о том, что дороги оставляют желать лучшего.

С пониманием к служению главы семейства относится и супруга Сергея Петровича Людмила: «Семья понимает, что если я востребован, значит, я нужен как специалист. Я все же считаю, что моя любовь и склонность к вождению это не личное достижение, а призвание от Бога и стараюсь делать все, что от меня зависит по максимуму».

Именно служение, а не работа – так можно охарактеризовать труд Сергея Чиркова. Осознание этого и помогает как на самой дороге, так и в жизненном пути. И неважно, что послушание это не перед алтарем в храме или монастырском подворье, а за рулем автомобиля — там, где Богу было угодно.