Методические указания не работают, если нет искренней любви к служению

 

Интервью с настоятелем храма святого великомученика Георгия Победоносца в с. Капустин Яр, руководителем миссионерского отдела Ахтубинской епархии иереем Альвианом Тхелидзе

 

Батюшка, многие, когда слышат ваше имя впервые, задаются вопросом - откуда Вы родом?

 

Имя Альвиан мне дано при крещении, в честь священномученика Альвиана, епископа Анейского. А родом я из Юго-Осетинского села Знаури. Моя мама осетинка, папа грузин. Вообще в Южной Осетии невозможно найти семью, где бы не было родственников грузин. Когда начался хаос грузино-осетинской войны в перестройку, мы переехали в Краснодарский край.

Война затронула каждую семью. Мой папа пытался найти тело убитого родственника осетина. Недалеко от грузинского селения Никози к нему подошёл мужчина в древних одеждах и сказал: «Брат, не ходи туда, там тебя убьют». И куда-то делся. Лишь потом папа увидел икону первомученика Раждена Перса, который удивительным образом был похож на того незнакомца. В Никози находится древний монастырь и рака с мощами этого святого.Мне долго снился один и тот же сон: к нам в дом врываются боевики с длинными бородами и всех убивают. Долго я боялся оружия и людей в форме.

В Краснодарском крае мы оказались в очень тяжёлых условиях, как, в общем-то, вся страна.Однажды я спросил маму: «А когда мы разбогатеем, ты купишь мне маленькую дыню? Большую мне не надо». Мама расплакалась, от того, что не может позволить себе купить даже дыню. Спали на полу, т.к. кровати не было. Точнее, на земле, застеленной толью. Но нас окружали очень отзывчивые люди. Они очень помогали.

 

Чувствуете ли Вы в своем характере какие-то национальные черты?

 

Конечно, чувствую. К примеру, южная горячность. Порой сложно сдержать свой темперамент. Я связан с культурой Закавказья. Свободно владею осетинским языком, чувствую себя сыном трёх народов - Грузии, России и Осетии - которых объединяет православие. Но когда приезжаю в Грузию, чувствую себя немножко «русо туристо», а вот в России я себя вовсе не чувствую иноплеменным.

 

Что формировало ваше сознание в русле веры?

 

В первую очередь пример взрослых.Первым воцерковился мой дядя. Он сейчас служит священником в Волгоградской епархии. Он много рассказывал о православии моему отцу. Привозил кучу книг. Мама воцерковлялась дольше, чем папа. Она пропустила всё через горнило сомнений. Помню, как они вечерами спорили с дядей...Но затем и она стала ходить в церковь, много лет проработала в церковной лавке. Не последнюю роль сыграл и мой крестный – протоиерей Петр Бородюк. Это кроткий священник с большим сердцем. Мне хотелось быть на него похожим. В шесть лет я впервые захотел быть священником, и это желание меня никогда не покидало в течение всей жизни.

 

Насколько я знаю, по окончании университета Вы активно включились в преподавательскую и просветительскую деятельность. Оба этих дела тесно связаны, как мне кажется, с миссией. Можно ли сказать, что миссионерство - это ваше?

 

Действительно, я занимался преподавательской деятельностью. По окончании университета в Волгограде я поступил сначала в магистратуру, затем в аспирантуру Московской духовной академии. Прожив два года в Сергиевой лавре, я вернулся в Волгоград. Преподавал такие дисциплины, как Догматическое богословие, Богословие Вселенских Соборов и Историю Поместных Православных Церквей. Они были мне интересны еще в студенческие годы. Я уверен, что каноны и догматы хотя бы в первом приближении должен знать каждый православный христианин.

Преподавал и седовласым игуменам, и маститым протоиереям. При этом порой приходилось весьма требовательным. Но преподавание священникам было очень полезно, прежде всего, для меня самого, т.к. это все были батюшки с большим пастырским опытом.

Также я открыл свой клуб «Двоеслов». Мы наладили издание газеты, читали лекции по догматике, патрологии, истории Церкви на университетском уровне. Очень благодарен о. Илье Неклюдову, который стал моим соратником в этом проекте и вложил туда много сил.

Миссионером я назвать себя не могу, у меня нет успехов на этом поприще. Я с радостью смотрю на настоящих миссионеров. Таких, как о. Александр Пермяков из Калининграда. Я знаю случай, когда он обратил пастора вместе со всей общиной из протестантизма в православие.

 

Каким должно быть миссионерство сегодня?

 

Искренним. Никакие программы, методические указания не работают, если нет искренней любви к служению. Миссионер, это тот, кто выходит из храма и идёт в ту аудиторию, куда его не особо то звали.

Вы отметили, что каноны и догматы — дело вашего особого попечения. Многие отмечают, что если речь идет о соблюдении правил (будь то русский язык или те же каноны), то Вам нет равных во внимании к деталям...

Эх, слышала бы это моя учительница русского языка! Что касается канонов, то все их соблюсти невозможно. Они писались в разные века и ввиду различности исторического контекста порой прямо противоречат друг другу. Каноны – это нечто формальное, в хорошем смысле этого слова. Христос же проповедовал неформальную веру и обличал формализм фарисеев. Многие святые отца нарушали каноны во благо Церкви. В каноническом праве есть понятие «икономи́я». Это временное отступление от канонов во благо Церкви.

 

Трудно ли было стать приемником дела о. Виктора? Удается ли сегодня заполнять как-то ту пустоту, которая, возможно, возникла у многих прихожан в сердце с уходом батюшки?

 

Знаешь, во многом по-настоящему я стал понимать отца Виктора только после его смерти. Когда на меня было возложено послушание настоятеля, я столкнулся с теми же трудностями, на которые жаловался отец Виктор.Я думаю, что если в сердце того или иного человека отец Виктор занимал определенное место, с уходом батюшки пустота там не появилась. Это место по-прежнему занимает отец Виктор. Я не стараюсь ни походить отца Виктора, ни ломать установленные им традиции. Я просто стараюсь делать, то что считаю полезным для прихода.

 

Каким Вы видите ваш приход в обозримом будущем? Что хочется сделать?

 

Хочется больше общинности. До сих пор оказывается так, что один человек уже десять лет поет на клиросе, другой печет просфоры, а друг с другом они не знакомы.Конечно, есть актив прихода, который находится в постоянном диалоге, но есть и много постоянных прихожан, которые мало знают друг друга. Приход должен быть семьей.Также хочется, чтобы было больше молодёжи. Тут результаты более заметны. Иногда в храме бывает до девяти пономарей. Вовсе не потому, что они мне все нужны. Но порой это единственный способ удержать молодого человека в храме. В алтаре они чувствуют себя на богослужении нужными, занятыми.С девочками тяжелее. Стараюсь, что-нибудь придумать, чтобы и они были задействованы.Что касается внешней стороны вопроса, то в ближайшее время мы намерены поменять купола на храме, затем двери, предстоит еще много дел в вопросах ремонта.

 

Понаблюдав за вашей работой с молодежью, можно заметить, что с ребятами Вы скорее не работаете, а дружите, и это доставляет Вам радость...

 

Ребята из молодёжного клуба «Победоносец» - это в большинстве своём выходцы из невоцерковлённых семей. Если нет поддержки со стороны семьи, то привести такого подростка в храм – совсем не просто. Нужно сделать так, чтобы в храме ему было интереснее, чем на улице. А в наш век соблазнов это ой как непросто!Невероятно точно сказал Владыка Иона Обуховский: "Чтобы суметь заинтересовать молодых людей Православием, духовенству нужно спуститься со ступенек церковной кафедры и стать среди них, не теряя, конечно, своего священнического достоинства". Молодые люди очень чувствительны: малейшая фальшь не пройдёт.

 

Какое направление своей деятельности Вы назвали бы приоритетным сегодня с точки зрения пользы для себя самого? А какое с точки зрения нужд Церкви?

 

В какой-то мере я себя чувствую не в своей стихии, словно паровоз, который заставляют ехать по замечательной асфальтной дороге. Моя стихия - это богословие. Сейчас я занимаюсь приходом и молодёжью. Если ты только что в игровой форме занимался с молодёжью, сложно заставить свой мозг быстро переключиться и заняться диссертацией, переводами с древнегреческого языка. Приходская жизнь предполагает активность и мобильность. Научная деятельность – сосредоточенность и уединенность. Но с точки зрения служения Церкви сегодня я должен заниматься именно тем, чем занимаюсь. И Бог всё управит так, как нужно.

 

Наташа, ваша матушка, в силу своего характера какую роль играет в вашем сослужении? Она больше соратник или надежный охранник тыла?

 

Наташа практически всегда со мной. И в молодёжном клубе, и в поездках. Это такой труженик тыла, который во многом мне помогает, но её работа остается незамеченной.Это как в той шутке: Мужское дело: совершить подвиг (например, убить дракона). Женское дело — всякая ерунда: выгладить мужчине рубашку и брюки для подвига, начистить меч и доспехи, вычистить коня, накормить мужчину перед подвигом, напомнить ему о месте и времени совершения подвига, проводить его к месту совершения подвига, организовать дракона, чтобы тот не прогулял подвиг мужчины, после подвига привести поле боя в порядок, убрать тело дракона, написать отчет о том, как мужчина совершил подвиг...

 

Беседовала Серафима Шелковникова