Лев Кунцевич – исповедник земли Астраханской

 

Лев Захарович Кунцевич родился в 1877 году в городе Гайворон Курской губернии. Имея высшее юридическое образование, он поступил в духовную академию, закончив ее со степенью кандидата богословия и решил посвятить свою жизнь миссионерской деятельности.

 

1 января 1908 года он был зачислен на должность миссионера - проповедника в Донскую епархию. Здесь он много преуспел в своих благочестивых трудах. Вскоре миссионера пригласили в Харьковкую епархию, где он прослужил до 1912 года. После этого была Воронежская епархия, где в городе Павловске им было организовано отделение миссионерского "Братства святителя Иоасафа Белгородского чудотворца". В 1916 году он перешел в Саратовскую епархию, где кроме обязанностей епархиального миссионера-проповедника, также состоял на должности псаломщика покровской единоверческой церкви.

 

В Саратове осуществилась его давняя мечта - издание своего православного миссионерского журнала - "Ревнитель". Он содержал миссионерские проповеди и многие полемические статьи, направленные на борьбу с сектантством.Лев Захарович был известен своей огненной ревностью в изобличении еретических заблуждений врагов святого Православия. Недолго пришлось выходить журналу. До февральской революции успели выйти лишь два номера, после чего издания сочли "монархическим" и закрыли. Сам его издатель по доносу либерального духовенства г. Саратова был посажен под домашний арест, также будучи объявлен "монархистом".

Из своего узилища Л. З. Кунцевич обратился в Совет Саратовского Православно-Церковного братства Святого Креста (членом которого он состоял), прося походатайствовать об его освобождении. В Петрограде Кунцевич еще месяц провел в тюрьме, но после этого был отпущен за отсутствием улик. Оправданный, он смог все же вернуться в Саратов, но не вступил в прежнюю должность епархиального миссионера, а объявил себя "свободным православным проповедником".

 

Во время своих весенних "мытарств" по тюрьмам Кунцевич смог разглядеть, что главную опасность Православной Церкви ныне несли не сектанты и раскольники, а социалисты, пропитанные духом нигилизма и прямого богоборчества. Путешествуя по югу России, он читал публичные лекции на темы: "Христианство и социализм", "Религия и социализм". В лекциях он объяснял своим слушателям, что Церковь и социалистическое учение несовместимы.

 

Во многих епархиях царила настоящая анархия, епархиальные съезды духовенства смещали своих архиереев, обвиняя их в расположении к "старому монархическому режиму". Сдержать, остановить это крушение стало смыслом деятельности Л.З. Кунцевича. Приближалось открытие Всероссийского Поместного Собора. Неожиданно для всех Л. З. Кунцевич был избран депутатом на Собор от Донской епархии. Кунцевич быстро сблизился на Соборе с Астраханским епископом Митрофаном (Краснопольским). Вместе они отстаивали на соборных прениях необходимость для Церкви духовного вождя, - каким мог быть только Патриарх.

 

С 1 ноября 1917 года он был определен Астраханским епархиальным миссионером. В Астрахани Лев Захарович пробыл недолго, отправившись в село Черный Яр. Прибыв туда, Кунцевич выполнил одно очень важное, данное ему архиепископом Митрофаном, поручение - прочесть в местном соборе послание Святейшего Патриарха Тихона от 19 января 1918 года, в котором анафематствовались творящие беззаконие, гонители веры и Церкви Православной.

 

Вот как об этом писали представители Черноярского Исполнительного комитета в местную Чрезвычайную комиссию: "26 мая, во время вечерней службы, Кунцевич с кафедры церкви выступил в качестве проповедника, защищая воззвание Патриарха Тихона. Это воззвание носит контрреволюционный характер, обвиняет советскую власть, называя угнетательницей церкви в вере православной. Называя лиц, стоящих у власти - захватчиками, жидами, немцами и т.д.; после защиты этого воззвания Кунцевичем была произнесена проповедь на тему отделения Церкви от Государства, где указывалось, что Церковь просто-напросто грабится немецкими агентами; относительно преподавания Закона Божия в школах указывалось, что большевистская власть, как власть немецко-еврейская, изгоняет учение жизни Христа из школы, с чем надо бороться отторжением такой власти, и, кроме того, всячески старался очернить рабоче-крестьянскую власть…."

 

Большевики боялись арестовать Л.З. Кунцевича, страшась возмущения народа. А Лев Захарович меж тем продолжал проповедовать. Арестован он был в 20-тых числах июля 1918 года. Об этих событиях сохранились ещё воспоминания бывшего соузника Кунцевича, находившегося с ним в одной камере черноярской тюрьмы - С.В. Громова:

Вся трагедия произошла в городе Черный Яр, на Волге, куда он пробрался со своей женой, в надежде на то, что близость белых (ибо фронт тогда проходил сравнительно недалеко от Черного Яра, где оперировал отряд Корвин-Круковскаго), даст ему возможность перейти на их сторону, и, таким образом, избежать всех большевистских ужасов. Но Господь ему судил совсем другое.

 

От церковных властей он имел распоряжение в одно из воскресений, прочитать послание Святейшего Патриарха Тихона, в котором последний анафематствовал большевиков. Когда он читал послание, народа собралось такая масса, что ему пришлось читать не в церкви, а на паперти перед всем народом. Среди собравшихся было, конечно, много большевиков, которые донесли об этом в центр

Фронт перебросился под Царицын, Большевики бушевали. Населению было запрещено выезжать куда бы то ни было без особого разрешения последней. Но некоторым удавалось, после тщательной проверки со стороны большевиков, выезжать из города. Об этом узнала жена Кунцевича, и, желая помочь мужу выбраться из Черного Яра, тоже пошла в Чека за получением пропуска.

 

Надо сказать, что его жена была просто святая женщина; в полном смысле этого слова "не от мира сего". При своей святой простоте она не могла себе представить, что такое большевики. Она всем и всему верила, как может только верить самый чистый ребенок. Большевики, выслушав от нее просьбу, и узнав от нее, кто ее муж, обрадовались такой находке. Они сказали ей, чтобы он сейчас же пришел, и они сразу дадут ему пропуск. На самом же деле большевики имели из центра специальное распоряжение об его розыске и аресте.

 

Жена, обрадованная таким заявлением большевиков, прибежала к мужу сообщить об этой новости. После небольших колебаний они вдвоем отправились в Чека, откуда Лев Захарович больше уже не вернулся.

В тюрьме Л.З. Кунцевич провел более двух месяцев. Трудно описать, каким издевательствам и глумлениям подвергался он здесь. Лев Захарович не чувствовал за собой никакой вины. Он боролся лишь с "идеей", защищая Церковь, но ни в каких контрреволюционных организациях и заговорах не участвовал.

 

6 октября 1918 года, Черноярская Уездная Чрезвычайная Комиссия вынесла свое постановление: "В момент колоссальной борьбы с врагами трудового народа, когда хищники мирового капитала стремятся задушить русскую революцию, и в крови тружеников потопить добытую кровью свободу - миссионер Кунцевич признается контрреволюционером, а по сему … приговаривает Льва Захаровича Кунцевича к расстрелу".

 

Приговор был приведен в исполнение в этот же день в 18 часов. Расстреливали публично, на центральной площади города Чёрного Яра. Что особенно характеризует мучителей, не постеснявшихся пойти на крайнюю подлость - за час до расстрела они дали жене Кунцевича свидание с мужем, обнадёжив её в скором его освобождении.  Она плакала от радости, веря в возможность скорого освобождения мужа.  А через час после этого свидания, проходя по площади, увидела его, привязанного к столбу и расстреливаемого красноармейцами. Видя эту ужасающую картину - она сошла с ума. 

 

Последние дни своего пребывания в тюрьме Лев Захарович чувствовал уже, что судьба его решена, и горько плакал, думая всё о судьбе своей беззащитной жены. Господь услышал его молитву, и о его супруге позаботились мало знавшие Кунцевича, но добрые и отзывчивые жители села Старицы. Они взяли её к себе, и кормили все по очереди.  Добрая память о Льве Захаровиче Кунцевиче долго жила в сердцах Черноярцев.

 

В 1981 году он прославлен Русской Православной Зарубежной Церковью в лике Новомучеников и Исповедников Российских.

 

Игумен Иосиф (Марьян),

настоятель храма иконы Казанской Божьей Матери

в с. Ильинка Володарского района Астраханской области