Проповедь в день Обретенья Казанской иконы Божьей Матери

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

 

Дорогие отцы, братья и сестры!

 

Сегодня Церковь воспоминает дивное обретение образа Пресвятой Владычицы нашей Богородицы, именуемого "Казанская". В 1579 году происходит это дивное чудо, когда на пепелище дома был найден этот дивный образ. Найден настоянием девочки – ребёнка, к которой, по чистоте детского сердца, обратилась Сама Пречистая Матерь Божия и указала на место, где должно было обрести икону. Девочка говорила об этом матери своей, но та не верила. Убедилась позже и мать; вместе они пошли к архиереям, священникам, к народу… Но те не имели веры до тех пор, пока сама маленькая девочка не взяла заступу и не стала разгребать это пожарище. И обрёлся дивный образ! Образ, который на протяжении уже многих веков является утешением и заступлением всего рода христианского, живущего на нашей земле. Так народ Божий полюбил эту икону, что у нас –  в нашей маленькой епархии – четыре храма, посвящённые образу Казанской иконы Богородицы.

 

Этот образ, по своему типу относится, как и Владимирская, как и Смоленская, к образу именуемому "Одигитрия" т.е. Путеводительница. Но есть в этом образе некая особенность, которая привлекает и до сих пор любовь верующих: Матерь Божия на этой иконе как бы приклоняет главу к младенцу. И этот жест – это не жест матери к своему ребёнку… Ибо знаем мы: насколько бы Богородица не любила Господа и Спаса нашего Иисуса Христа как своё чадо, она видела в нём, прежде всего, Бога. И называем мы её Заступницей и Ходатаицей всего рода христианского. Так вот, преклонение главы – это и есть обращение Матери Божьей к своему Божественному Сыну. Она говорит Ему, обращается к Нему от всех нас, чтобы Он прощал нам прегрешения наши, чтобы милость Свою давал нам – вечно сомневающимся, вечно уклоняющимся от правого пути. Матерь Божия в этом постоянном, внешне кажущемся безмолвном, общении и молитве к Своему Божественному Сыну молится за весь род христианский. И знаем мы силу этой молитвы.

 

Образ часто называют "Державным", потому что много раз мы имели по молитвам перед этим дивным образом заступничество во бранях, тех или иных трудных обстоятельствах нашей государственной жизни. Снова и снова Господь являет нам свою милость. 

 

Месяц июль, который располагается как бы в середине года, он начинается памятью иконы Божьей Матери "Владимирской" – тоже "Державной", продолжается памятью иконы Матери Божьей "Казанской". А завершится он должен воспоминанием Крещения Руси – памятью святаго Равноапостольного князя Владимира. Очень долгое время таким был этот месяц в нашем церковном календаре. Однако, 18 лет назад появилась в нашем календаре ещё одна державная дата, которая тоже, наверное, знаменует собой новое Крещение Руси, но теперь уже иначе – Крещение кровию.

 

Я говорю о той дате, которую мы вспоминали на прошедшей седмице - День памяти 100-летнего убиения Царя – Страстотерпца Николая, всей Его Семьи и их слуг. Невозможно об этом не говорить и нужно, наверное, об этом говорить. Всё это очень связано… Сегодня мы прославляем образ Матери Божьей "Казанская" и воспоминаем снова и снова память и убиение Святых Страстотерпцев. И это очень важно, потому что, к сожалению, никто кроме Церкви не говорит об этом, как о трагедии. Никто кроме Церкви не говорит о том, что именно этот день – 17-18 июля 1918 года – переменили историю нашего государства, всё перевернули в стране нашей и что тот, нарушенный тогда,  порядок и строй жизни, мы до сих пор с вами не можем восстановить…

 

Знаю, что до сих пор даже и в церковной среде есть люди, которые недоумевают, а когда-то и я недоумевал "почему Церковь прославляет", говоря одни и те же стереотипные фразы  о "Николае Кровавом" – человеке виновном, как всем кажется, в кровавом воскресении и вообще во всей трагедии нашей государственности… 

 

Но Церковь прославляет Николая II и его Семью не как государственного деятеля. Наверное, были какие-то ошибки, но очень легко сейчас, через 100 лет, об этом рассуждать: никто из нас в то время не жил и на его месте не был. Знаем мы только об одном, что боль о том, что государство разрушается, была в его сердце. Это есть в Его дневниках, в Его собеседовании с Богом. Его отречение от престола было продиктовано одним желанием, чтобы не было крови.

 

Да, наверное, сейчас уже можно сказать, что это было ошибкой. Но он поступил, прежде всего, как христианин. И в этом главный подвиг Его и всей Его семьи... Среди той пошлости и грязи, которые тогда окружали мир наш… Среди того забвения Бога, в котором находилась, на самом деле, наша страна. Несмотря на то, что было обилие храмов, интеллигенция от Бога отошла, а простой народ очень грубо заменил истинную веру простым обрядоверием.

 

Это всё складывалось не один десяток лет. Но Они – его семья – оставались христианами. И это было непонятно абсолютно всем. Приведу один пример: во время начала Первой Мировой войны императрица Александра Фёдоровна и старшие дочери прошли курсы сестёр милосердия, оделись в платья сестёр милосердия и пошли в госпиталь, чтобы ухаживать за ранеными солдатами. Хорошее это дело? Но их осудили все. Осудила интеллигенция, придворные: недостойно людям царской крови заниматься такими вещами. Осудил простой народ, увидев в этом некое нецеломудренное поведение: как же так юные девушки будут перевязывать раны мужчинам. Никто не понял… Но в этом есть естественный христианский порыв в сердце.

 

Представьте, насколько было развращено общество тогда. Офицеры генерального штаба (вроде бы "белая кость") они позволяли себе самые грязные слухи распускать на своих собраниях о личной жизни Императора и Императрицы. И во всём этом мраке, грязи Николай II и его семья оставались христианами. И в конечном итоге их убили. 

 

Убили Его и Его Семью. И как? Несмотря на то, что Николай Александрович Романов отрёкся от престола за себя и за своего сына, убивали их именно как помазанника Божьего и близких, его детей и его жену… Убивали потому, что боялись. Убивали потому, что знали, что рано или поздно народ опомнится и начнёт искать опору –  и вот эту опору нужно было на корню подрубить… Поэтому и относимся мы к этому преступлению не как к рядовому убийству, коих было так много в то страшное время. А относимся мы к этому убийству именно так, что это было мученичеством. 

 

Множество людей было убито в то время, но не все эти люди были помазанниками Божьими, были членами семьи. И подвиг Николая II и его семьи в том, что именно облечённый властью имеет доступ ко всем благам мира, ко всем сладостям мира, ко всем распущенностям мира. Но этот человек оставался добрым христианином, добрым семьянином, искренне верующим, любящим свою страну, безмерно любящим свою семью, свою жену, своих детей. Вот о чём говорит Церковь. И мы настаиваем на том, что это трагедия; мы настаиваем на том, что с их стороны  - это подвиг, что это –  мученическая кончина. Мы прославляем эти великих святых.

 

Я приехал вчера с Екатеринбурга, где было торжественное богослужение по этому поводу и огромный, более 100-тысячный, крестный ход верующих и молящихся, возглавляемый самим святейшим патриархом Кириллом, который прошёл весь крестный ход (все 21 км.) от начала до конца, задавая темп крестному ходу. И было больно видеть комментарии жителей Екатеринбурга, которые возмущались, что на некоторое время перекрыли некоторые улицы. Сколько было гнева, раздражительности, агрессии… Было больно читать сообщения в СМИ, которые ничего не увидели, не желали с огромной массой людей почтить молитвенной памятью Царя – Страстотерпца. Ведь, по  сути, по масштабам своим это шествие сопоставимо с тем, что происходит у нас на 9 мая в Москве с "Бессмертным полком". По пропорциям жителей города это – то же самое. Все только обратили внимание только на то, что стали обсуждать, на чём Патриарх Кирилл прилетел; на то, что биотуалеты поставили по пути шествия крестного хода. Вот об этом только и говорили СМИ... 

 

Мы с вами, верные христиане, должны всегда не просто в своём сердце хранить память о таких событиях нашей истории гражданской и церковной, но и говорить о них. Нужно говорить всем, потому что, к сожалению, ложь, которая окружала жизнь Царя – Страстотерпца и Его Семьи ещё до всех событий, ещё до всех революций – эта ложь перешла потом и в советское время. Ни в чём так большевики и их последователи не были так согласны друг с другом и с дореволюционными мнениями, как ложь в отношении Николая II. Сегодня нам доступны источники, которые отражают объективную правду: что это была за семья, что это были за люди. Есть дневники, есть самое главное - переписка личная, частная переписка, письма написанные, особенно в периоды, когда шла Первая мировая война и Николай был на фронте, что было между ним и Александрой Фёдоровной. Если вы их прочитаете внимательно, то всё поймёте, ведь человек раскрывается в письмах. Они абсолютно личного характера, иногда они интимные, но в них раскрывается всё: все переживания, вся боль, всё о чём действительно эти люди волнуются, за что переживают… И это –  объективная правда, за это нужно держаться. Всякую ложь нужно пресекать. Ну и ,конечно же, молиться нужно и перед образом иконы Матери Божьей "Казанская" и перед образами и, в будущем, я уверен – мощами святых Царственных Страстотерпцев необходимо молиться: чтобы Господь хранил страну нашу и, наконец прекратилось в нашем обществе это безумное разделение. Разделение, которое до сих пор продолжается. Чтобы мы ощутили себя единым народом Божьим.

 

Да, у нас есть проблемы; да, у нас есть те или иные трудности жизненные. Они неизбежны совершенно, но нам нельзя разделяться, нам надо быть вместе: верующие - неверующие, русские - нерусские, самые разные люди. Мы должны быть вместе, ради нашей Богохранимой страны. И от нас с вами, прежде всего – православных христиан, должен исходить этот посыл единения, этот посыл прощения, любви и желания только одного: чтобы Господь и Матерь Божия хранили всех нас, страну нашу, наши сёла и города; чтобы мы с вами не теряли веру, несмотря на то, что происходит вокруг; чтобы мы с вами помнили о том, что имя "христианин" равнозначно человеку вселюбящему и всялюбящему. Вот что такое "христианин". 


И пусть такие любящие сердца будут у всех нас молитвами Святых Царственных Страстотерпцев и заступничества Пресвятой нашей Богородицы.

 

Богу нашему слава, всегда ныне и присно и во веки веков. Аминь.