Антоний, епископ Ахтубинский и Енотаевский:

 

"Постоянное ощущение присутствия Бога в жизни делает человека счастливым..."

Особое состояние важности того, что ты делаешь...

 

- Владыка, понимаю, что ответы человека, который избрал такой путь, на вопросы, относящиеся к теме человеческозо счастья, воспринимаются большинством людей как некие недосягаемые, идеальные категории. Люди понимают, что этот путь (крест) лично для них неприемлем, непосилен. Как Вы воспринимаете его, свой крест? Чисто по-человечески Вы ощущаете себя счастливым?

 

- Свой крест я воспринимаю как достаточно непростой. Причем могу честно сказать, что изначально вся тяжесть креста архиерейского служения мной не осознавалась. Я думаю, что это тоже промысел Божий. Господь постепенно приоткрывает нам все тяготы, но вместе с этим дает и свою помощь в несении этого креста. Что касается таких категорий как счастье, считаю, что они вполне применимы к лицу в духовном сане, и я могу сказать, что чувствую себя достаточно счастливым человеком. Я занимаюсь тем, что люблю, чувствую к этому свое призвание. Я постоянно нахожусь на острие духовной борьбы в том смысле, что все, что происходит вокруг меня, не может быть успешным, цели не могут достигаться без помощи Божией. Осознавая свою человеческую немощь, я всегда чувствую, как Господь помогает. Это постоянное ощущение присутствия Бога в жизни делает человека счастливым.

К тому же я считаю, что та миссия, которую сегодня несет Русская Православная Церковь, очень важна для общества. Поэтому служение, которое мне доверил Господь, доверила Церковь, оно очень велико, очень ответственно. И осознавая это, конечно, с одной стороны страшно, с другой не то, чтобы преисполняешься внутренней гордости, нет, это недопустимо, но имеешь какое-то особое состояние важности того, что ты делаешь. Это важно для любого человека - понимать, что твое дело важно, что оно имеет некое иное, высокое измерение.

 

- Ценности, которые нам навязываются сегодня через массовое кино, музыку, СМИ, всё же ориентируют более на получение радости материальной, плотской. На мой взгляд, не так много людей, которые выстраивают свою жизнь (внутреннюю, сердечную жизнь) по Божественным канонам в лоне Церкви. Есть ли данные, сколько именно не просто называющих себя православными, а воцерковлённых? Что, на Ваш взгляд, радость, счастье – вне Церкви? Имеет ли оно место быть?

 

- Этот вопрос очень трудный даже с точки зрения богословия. Есть такая богословская проблема в основании границ Церкви. Где они? Мы можем по- разному подходить к этому вопросу, обсуждать, кого считать воцерковленным, а кого - нет. Почему вдруг человек внешне не воцерковленный в один миг становится воцерковленным. Но есть некие категории, критерии. Есть люди, посещающие храм в дни церковных праздников, причем не просто посещающие, а участвующие в Таинствах Церкви - исповеди, причастии. И в этом смысле мы можем сказать, что совокупная православная община Ахтубинска, в которую входят прихожане уже трех храмов - это порядка 600 человек. Много это или мало - трудно судить. В процентом соотношении к общему населению города, наверное, немного. В плане того, влияния, которое оказывают эти люди на то, что происходит в городе - достаточно много. В Евангелии сказано: «Не бойся, малое стадо». Мы есть это малое стадо.
Счастье, конечно, есть. И это естественно для человека - стремиться к счастью, к радости. Но мы исходим из того, что вне Церкви, вне Таинств Церкви, вне благодати Божией, вне молитвенного общения с Богом счастье либо скоротечно, либо в чем-то ущербно. Мы видим, как в современном мире человек часто пытается найти какие-то суррогаты счастья. Есть такой Евангельский образ: человек пытается напиться из колодца, а жажда его не утоляется. Конечно, есть какие-то пока еще ценности общие для нашего общества:семья, дети, родители, какая-то интересная работа, пусть не всегда высокооплачиваемая, но приносящая некое удовлетворение, может быть гордость за свою страну. И это все приносит человеку счастье. Но без благодатной подпитки до конца удовлетворить человека такое счастье не может.

 

Борьба со страстями –  тоже радость

 

- Святитель Феофан Затворник говорит: «Люди… в отношении к страстям бывают трёх родов: одни действуют по страстям, другие борются со страстями, а третьи искоренили страсти». Кстати, ко второй категории принято относить православную паству. Рассуждаю, как человек, сформированный массовой культурой: сама по себе борьба со страстями – не представляется каким – то радостным процессом. Это и есть неустанный контроль и ограничение самого себя. И, конечно, многие до самых преклонных лет не готовы отказываться от набора «запретных» по заповедям земных удовольствий, взамен на возможную жизнь вечную...

 

- Дело в том, что жизнь по страстям требует от человека много усилий. Жизнь по страстям во многом тоже ограничивает человека, он во многом становится зависим, несвободен. Это иллюзия, что человек, удовлетворяющий свои похоти, свободен. Ничего подобного. В свое время у меня был один очень хороший знакомый, педагог, который, к сожалению, страдал недугом пьянства. Он как-то сказал, наверное с болью, хотя тогда это вызвало у нас некую иронию.

Он сказал, что эти пьянства – это тяжкий каждодневный труд. Есть в этих словах смысл. Страсть полностью поглощает человека. У страсти нет конца, ее невозможно удовлетворить. И если нет борьбы, то страсть начинает требовать от человека всё больше и больше...И получается, что человек страстный в конечном итоге тоже начинает от чего-то отказываться в угоду этой страсти. Поэтому борьба со страстями - это тоже радость. Хотя бы в том смысле, что ты преодолеваешь в себе животное начало, в каком-то смысле возвышаешься, начинаешь больше себя уважать, как человека, потому что для тебя вещи духовного порядка важнее, чем вещи земные, чувство долга важнее своих желаний. Это сразу может быть и незаметно, но жизнь по страстям в конечном итоге загоняет человека в самое безрадостное состояние. Это и есть величайший дьявольский обман. Все мы знаем, в какое состояние способен впасть человек пьющий. Скотоподобное. Он теряет семью, друзей, работу. Где в этом радость? И таких примеров можно привести множество.

 

Время тренировки и время побед

 

- Пожалуй, одно из главных «обвинений» православия со стороны всего неправославного мира, что оно культивирует в сознании человека мысль о пути в рай через мученичество. Некоторые «оппоненты» православия даже связывают скорбные лица россиян с многовековым влиянием на наших предков и на нас православных канонов. Опять же понятие «крест» - из категории «бремя», «ноша» - а не «удовольствие», и не «радость бытия». Нужно ли реабилитировать православие для людей, которые так рассуждают? Поймут ли? И что бы Вы им ответили?

 

- Я думаю, что те люди, которые рассуждают о православии как о каком-то скорбном и мученическом пути, полном лишений, не знают православия. Как-то подсчитали, что слово «радость» встречается в Писании более 300 раз. Если мы посмотрим на по-настоящему духовных людей, то это всегда очень радостные, светлые люди.

Что касается лиц наших людей, я думаю, что суровость эта не от правос- лавия нашего, а больше от тех условий жизненных, климатических и иных, в которых нам приходится жить. Давно замечено, что вроде бы лица людей, живущих в мягком, теплом климате, более радостные. Православная религиозная традиция, культура во многом изменила облик русского человека. Что мы знаем о русских людях до Крещения Руси? Это были люди очень свирепые, сластолюбивые, что логично для языческой традиции. Поэтому я думаю, что это абсолютно беспочвенные рассуждения. Думаю, наши люди достаточно светлые, радостные. Чтобы понять вообще, что чувствует русский православный человек, достаточно прийти в храм на Пасху. Особенно, когда на возглас священника «Христос Воскресе!» народ отвечает «Воистину Воскресе!». После этого не должно остаться никаких вопросов.

Да, у нас есть период Великого поста - время особой собранности, может быть и скорби. Но это период. Всему должно быть место в жизни человека. Невозможно жить в непрестанной радости. Как говорит царь Соломон: «Всему свой час и время всякому делу под небесами: ...время плакать и время смеяться».

Поэтому всему свое время. Что касается ограничений и мученичества. Любая религия - это ограничение себя, если это не язычество. Это неизбежно, если человек хочет остаться человеком. Мы ограничиваем себя добровольно, не просто ради упражнения в ношении каких-то тягот и трудностей, а прежде всего, чтобы приобрести навык преодоления своей греховности. Это как у спортсменов. Ни у кого не возникает сомнений в том, что спортсмен вынужден тренироваться. И какова радость их победы, которая передается нам даже через экраны телевизоров.

Так и у людей верующих. Есть время тренировки, есть время побед, радости, ликования. Это обман и иллюзия, что у человека вне религии нет проблем, сложностей, ему не приходится преодолевать трудности или быть мучеником. Ни внутренний религиозный порыв, ни отсутствие религии, веры в жизни человека не освобождает его от трудностей, от несения каких-то тягот, какого-то бремени. Каждый человек несет какое-то бремя: своего тела, которое болеет, ответственности перед своей семьей, обществом, государством. Разница только в том, что человек, имеющий религиозное сознание, живущий с Богом в сердце, ко всему этому относится иначе, у него другая система приоритетов, другое измерение жизни, он понимает, что о чем-то переживать не стоит. Это отношение в Евангелии сформулировано фразой «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф.6:33) «Не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться?» (Мф.6:31) Это не значит, что человек должен быть расслабленным. Нет, он должен прилагать какие-то усилия, но всегда понимать свою меру. Есть вещи, которые нужно просто принять. У человека верующего многие вопросы решаются проще.

 

- Есть люди, легко идущие по жизни, они принимают все испытания и других заряжают оптимизмом. А другим трудно жить. Откуда рождается недовольство жизнью? Многие очень критически настроены на других людей, на мир: правительство и депутаты – воры, пенсии нищенские, лекарства дорогие – и всё в таком роде. Грязному – всё грязно, чистому – везде чисто?

 

- Да, совершенно верно. Это тоже фраза из Писания. «Для чистых все чисто» (Тит. 1:15) Есть еще другой образ у святых отцов - мухи и пчелы. Пчела летает и не видит нечистоты, потому то нацелена на то, чтобы найти прекрасный, благоухающий цветок. А муха ищет нечистоты и находит их. И также больше не видит ничего вокруг. Поэтому все всегда зависит от внутреннего устроения человека. Если око твое чисто, то и вокруг тебя все будет чисто.

 

Беседовала Валерия АСТАФЬЕВА