Судьба пастыря: иерей Стефан Кудинов

Жизнь отца Стефана Кудинова - это годы миссионерской, просветительской, преподавательской работы, миротворчества, горячей молитвы. Его смерть - это по-настоящему мужественная кончина, увенчанная мученичеством.

 

Стефан Петрович Кудинов родился в 1882 г. в станице Суворовской области Войска Донского. Известно, что к 1904 году он окончил Санкт-Петербургскую духовную семинарию по 1-му разряду со званием студента, а в 1905 г. стал вторым учителем Солодниковской второклассной министерской школы Черноярского уезда. В1906-1907 гг. он служил уже старшим учителем.

 

В марте 1906 года здесь же, в Солодниках, он учреждает Общество трезвости в честь Смоленской иконы Божией Матери и Апостола Никанора при Апостоло-Никаноровской церкви. Церковь была построена епископом Орловским и Севским Никанором, уроженцем с. Солодники, в знак благодарности своим землякам. Она была расположена рядом со старым кладбищем, где был похоронен его отец. Сохраняя должность учителя во второклассной школе, он в декабре 1907 года был определен на священническую вакансию (2-го штата) к Казанской церкви села Солодники. В 1908-1911 гг. отец Стефан занимает должности заведующего и законоучителя Солодниковской мужской второклассной церковно-приходской школой заведующего Солодниковской образцовой мужской церковно-приходской школой при второклассной мужской школе.

 

В 1909 г. священник публикует в газете «Астраханские епархиальные ведомости» заметку «Посещение Преосвященнейшим Георгием епископом Астраханским Солодниковской школы», где между прочим сообщает о своем опыте борьбы за трезвость. Отец Стефан получает высокое одобрение и епископа, и редакции АЕВ, пригласившей его к дальнейшим публикациям с изложением подобного опыта, о котором, по её мнению, должны знать многие священники и руководствоваться каждый в своем приходе.

 

В декабре 1910 года отец Стефан получает свою первую церковно-иерархическую награду за миссионерские труды и через три месяца - назначение на должность миссионера 2-го участка Черноярского уезда.

 

Летом 1912 года отец Стефан в составе делегации от Астраханской епархии из трех человек, членов Астраханской епархиального кружка ревнителей трезвости, участвует во всероссийском съезде практических деятелей по борьбе с алкоголизмом в Москве.

 

В начале 1913 года онорганизует в Солодниках народно-миссионерские курсы, а летом его перемещают к Казанской церкви села Пришиба Царевского уезда. В Пришибе он не оставляет учительской службы.

В сентябре 1914 года отец Стефан получает назначение на должность миссионера-проповедника 2-го участка Астраханской епархии с увольнением от приходской службы. В это время в двух номерах АЕВ публикуется его статья «Неотложные задачи. Речь в Общем собрании Кирилло-Мефодиевского братства», вызванная скорбью о падении духовно-нравственного идеала в приходах.

 

Получив еще несколько церковных наград, в июне 1917 года отец Стефан получает назначение на священническую вакансию к Троицкой церкви села Быково Царевского уезда, но уже через два месяца принимается на службу в Саратовскую епархию с определением его к церкви завода «Урал-Волга» (Французский завод) Царицынского уезда (Троицкая церковь г. Царицына).

 

 

Летом 1919 года Царицын, занятый «красными», освобождает барон П.Н. Врангель. 10-я советская армия была разбита и отходила вверх по Волге. В это время отец Стефан призывал верующих, защитников «белого» Царицына, много пострадавших от рук красногвардейцев: «Не мстите!»

 

2 февраля 1933 отец Стефан был арестован в г. Ставрополе Северо-Кавказского края и приговорен к расстрелу. В апреле 1933 приговор был приведен в действие.

 

По сообщению правнучки священника Юлии Артемовой: «Твердость его веры и характера особым образом проявилась после 1917 года. В то время, когда власти пытались уничтожить Церковь, поддерживая обновленцев, отец Стефан противостал новому псевдоцерковному движению. За это он был гоним властями и вместе с семьей был вынужден переезжать с места на место. За свою твердость он подвергался осуждению даже в своей родной семье: не все дети поддерживали его позицию. Одна из дочерей ставила в укор отцу то, что они живут гораздо беднее, чем могли бы жить. На каждом новом месте жительства мой прадед всегда брал у сельчан в долг корову, семена, рассаду и начинал сажать огород. Он начинал возделывать свой огород, когда все сроки для посевной давно прошли, подвергаясь при этом неизменным насмешкам и злословию, твердо уповая только на помощь Божию. И милостивый Господь никогда не посрамлял своего верного раба. Спустя некоторое время односельчане с удивлением замечали, что «поповские посадки» опережают по росту и развитию их собственные, вызревают раньше и плодоносят обильнее. Не было случая, чтобы отец Стефан не отдавал долг. Мало того, он всегда отдавал долг раньше срока. Несомненно, он был горячим молитвенником и настоящим подвижником. На его службы приходили толпы народа, на его проповедях люди плакали.

 

В нашей семье известно, что донос на моего прадеда-священника написал один из сослужащих с ним «братий» из зависти. Это произошло задолго до 1937 года - слишком ярко горел этот человек. Моя прабабушка видела его во время заключения только один раз. Кто-то сообщил ей, что заключенных будут куда-то перегонять. Увидев в толпе свою плачущую жену, Евдокию Адриановну, отец Стефан успел крикнуть:«Сними золото с икон и накорми детей». 

 

По сообщению родственников священника: «После мученической кончины прадеда к моей прабабушке пришел тюремщик и рассказал, что отец Стефан очень мужественно вел себя в тюрьме, поддерживая и утешая своих соузников, прежде всего, своей горячей верой. Иерею Стефану вынесли смертный приговор. Его убийцы придумали варварский способ умерщвления осужденных. Выкопали большую яму, набросали в нее веток и подожгли, намереваясь сбрасывать туда людей. Где-то в этой очереди на казнь стоял и мой прадед. Когда заключенных подвели к яме, все испугались и попятились, а отец Стефан вышел вперед. Скорее всего, руки у него были связаны, поскольку семейное придание гласит: его столкнули в яму первым. Иерей Стефан сгорел заживо, выполнив свой священнический долг до конца и увенчав свою жизнь мученическим венцом, поражая своим мужеством даже палачей».

 

По книге А. А. Клушин, И. О. Будков.  Забытые судьбы :

Памятная книга священнослужителей Царевского и

Черноярского уездов Астраханской епархии (в границах

Калачевской епархии Волгоградской митрополии) :

Биографический справочник : Конец XVIII – начало XX вв.

/ По благословению епископа Калачевского и Палласовского Иоанна

Волгоград, 2016