Проповедь в неделю 17-ую по Пятидесятнице.

Слово на рукоположение иерея Валентина Мартынова

и диакона Евгения Ильницкого

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа.

 

Дорогие братья и сестры, в сегодняшнем евангельском чтении мы услышали очень важное слово Господа, обращенное к каждому из нас. Мы услышали о самом главном содержании Евангельского благовестия, о том, чему Христос пришел научить народ, о том, ради чего Бог воплотился.

 

Эти слова начинаются вроде бы всем известным и понятным еще издревле образом: «Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, та́к поступайте и вы с ними...» (Лк. 6: 31) Эта идея известна еще с античности и называлась, и называется до сих пор золотым правилом этики. Напомню вам, что этика античности - языческая. Она исходит из некой человеческой мудрости, из некой человеческой выгоды. Все, казалось бы, так понятно и просто: поступай так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой - тебе это будет выгодно.

 

Но Христос этот принцип дополняет. Он говорит: «Если вы будете любить любящих вас, какая вам награда?» (Мф. 5:46). Говорит о том, что мы должны не только любить клянущих и проклинающих нас, но и благословляет нас любить врагов своих. Если этика светская, безбожная учит тому, что как ты, так и с тобой, то Христос говорит об ином. Люби врагов своих. Давай взаймы, не ожидая ничего взамен. И добро твори, не ожидая ничего взамен. Только такое добро по-настоящему ценно.

 

Сколько раз нам приходилось слышать в нашей земной жизни из уст христианина горькие слова «не делай добра, и не получишь зла». Сколько раз мы слышали: «я так много сделал для них, а в ответ ничего хорошего не получил». Если строго посмотреть на себя, на все то, что мы делаем для окружающих, то окажется, что все наше доброделание отравлено ожиданием ответных благ. Очень легко проверяется качество нашего добра. Проверяется оно тогда, когда тот человек, которому мы творим благодеяния, вдруг, по человеческому разумению, остается неблагодарен нам, когда на наше хорошее отношение отвечает нам отношением плохим. Не благодарит нас, не отдает нам почтение. Если огорчается сердце наше, если все в нас возмущается этому, то все добро наше гнилое и ничего не стоит.

 

И сказано сегодня в Евангелии: «И так будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд» (Лк. 6: 36). А в чем милость Отца небесного? В том, что Он одинаково любит всех: и грешных, и праведных. Как солнце, которое освящает и согревает одинаково всю землю и всех людей, для всех людей одинаково светит, так и Господь одинаково всех любит. Так и христианин призван любить всех в своем сердце, обнимать всех в своем сердце.

Сегодня вы стали свидетелями дивного таинства, таинства священства. Два человека: один уже прибывал в клире в чине дьякона и стал пресвитером, священнослужителем, иереем Церкви, другой из мирянского чина был возведен в чин дьяконский. Священство - дивное таинство, страшное таинство. Человеку сообщается особая благодать Божия. Ему дается некая особая власть, но эта благодать Божия послужит благу Церкви только тогда, когда вы, дорогие отцы, эту власть примете со страхом и колоссальной, великой ответственностью за то дело, которое вручил вам Господь.

 

И слова сегодняшнего Евангелия должны быть запечатлены особым образом в ваших сердцах. Особенно священнослужитель никогда в своем сердце не должен допускать какого-то разделения людей на плохих и хороших. Сердце священнослужителя должно всегда болезновать о падших и грешных, о тех, кто по тем или иным причинам еще не принял в своё сердце истину Христову. Ваши сердца должны сострадать всякому, в каком бы состоянии человека вы не нашли.

 

Обращаюсь к вам, отец Валентин. Вы долго шли к этому поприщу, были долгое время в чине дьякона. И Господь призвал вас, чтобы теперь взойти на иную ступень, ступень иерейскую. Запомните главное: все, что мы имеем, мы имеем ради людей. Мы совершаем Литургию потому, что есть люди, ради которых её нужно совершать. И наше особое дерзновение стоять у престола Божия и совершать Божественную литургию должно наполнять нас особым состраданием к людям. Очень правильный духовный принцип, изреченный преподобным Антонием Великим, гласит: ничего не принуждай делать другого, чего сам не исполнил на деле. Очень важный принцип духовной жизни священнослужителя: быть максимально требовательным к себе и столь же максимально снисходительным к окружающим.

 

Имейте снисхождение к людям, любовь к людям, сострадание к людям. И всегда помните о том, что вы никакой не иной человек. Вы из их среды вышли. Вы должны уподобиться Христу, который сказал: «кто хочет между вами быть бо́льшим, да будет вам слугою» (Мф. 20:26). Так и вы должны служить людям с любовью, с кротостью, со смирением, не надменно, не превозносясь, а именно самоотверженно служа. И тогда люди ответят. И тогда люди услышат то слово, которое вы захотите обратить к ним, слово, сопряженное с любовью.

 

Отец Евгений, в тех молитвах, которые я сейчас прочитал над вами, дважды упоминается священномученик Стефан. Он был призван одним из первых в степень диаконского служения. Но хочу вам напомнить и о том, что он также был призван и назван у нас первомучеником. Он  был одним из первых, кто пострадал за Христа, был побит камнями. И запомните, что вся жизнь священника - это побивание камнями. И камни будут лететь в вас непрестанно. Если хоть на секунду, хоть на мгновение вы ожесточите свое сердце и не постараетесь уподобиться первомученику  Стефану, сказавшему «прости им Господи, ибо не ведают, что творят», то все, что сегодня происходило, будет тщетно.

 

Уготовьте свою жизнь к такому служению. Где бы в конечном итоге ваше служение ни проходило. Отец Евгений приехал к нам по распределению, окончив семинарию. Он  житель столицы, но в продолжение двух лет по распоряжению священноначалия должен осуществлять свое служение в таких епархиях, как наша, имеющих сейчас дефицит в священнослужителях, в отличие от той же Московской епархии. Поэтому два года отец Евгений вместе со своей супругой будет среди нас. Я верю, что он постарается с усердием послужить на том поприще, на которое Господь его призвал.

 

Начинается ваша священническая жизнь здесь, в Ахтубинске, вдалеке от столицы. Мне кажется, что это милость Божия для вас, чтобы вы видели, как по-разному живут люди вокруг, как в тоже время все одинаково нуждаются в слове Христовом, как одинаково все нуждаются во внимании, добром отношении и в молитве.

 

Я хочу, отцы, дать некое наставление вашим супругам, потому что жизнь священника не может не касаться жизни его супруги. Когда происходит хиротония, когда рукополагается в священнодиакона человек, его обручальное кольцо снимается с пальца, и обручается человек Церкви. Он не перестает быть, естественно, мужем своей жены. Наоборот, его ответственность как мужа повышается. Ибо на жизнь священнослужителя обычно смотрят особым образом. И уж тем более семейная жизнь священнослужителя должна быть примером, действительно малою Церковью. Как молодой супруге и новопоставленной матушке я отдаю тебе кольцо твоего мужа, Анастасия. Его можно носить, как некоторые батюшки носят, на крестике, как благословление твоего служения в том числе. Потому что ты должна будешь все разделить со своим супругом. И все те камни, которые будут лететь, будут лететь и в тебя тоже. И если вы будете вместе, не будете разлучаться, то все претерпите. Матушка Татьяна уже об этом знает.

 

Помоги вам Господи. Мы будем с вами, будем молиться за вас. Все вы, братья и сестры, кто стал соучастниками этого таинства, поминайте в своих молитвах новопоставленных отцов, чтобы Господь дал им сил и крепости нести свое служение.

 

Поздравляю вас всех, братья и сестры, дорогие отцы, с сегодняшним днем, таким дивным, воскресным. Сегодняшнее богослужение, кажется, мы совершаем уже целый день. Бывают такие службы, совершая которые, кажется, будто всю жизнь прожил. Сегодняшнее богослужение именно такое. Для архиерея особенно волнительно совершать хиротонию. Каждый раз ты чувствуешь в какой-то степени, как какая-то сила исходит от тебя. Но не в каком-то мистическом, конечно, смысле. А в том смысле, что благодать Божия через наше недостоинство сходит на новопоставленных отцов. Как в молитве сказано: «не по возложению моих недостойных рук, а по милости Божией». Поэтому помощи Божией и крепости всем: и вам, дорогие отцы, и вам, дорогие братья и сестры!

 

Аминь.