Гагарин летал

 

Звонила на днях маме. Мама рассказала о проблемах ЖКХ, о планах на выходные и невзначай упомянула мероприятие, которое готовит у себя в библиотеке ко Дню космонавтики. А я так же невзначай говорю: «Мам, а ты знаешь, что Гагарин в космос не летал?». Буквально за пару часов до нашего разговора в социальной сети я встретила статью, в которой приводятся весьма серьёзные на первый взгляд доказательства того, что первый человек в космосе не бывал в космосе вовсе. Юрий Гагарин представал перед читателем как жертва очередного «очковтирательства советской власти», подставное лицо, актёр, которому  настолько опротивела его роль, что не в силах изменить ситуацию он начал искать утешение в алкоголе, а позже был «убран» как потенциальный разгласитель тайны. Мамой завладел праведный гнев, на меня посыпались вопросы один за другим: "как же так можно жить?", "кому тогда верить?", "где доказательства?". Благодаря такому маминому неравнодушию далёкая, как сам космос, и не самая интересная для меня на тот момент история о первом космонавте выросла в глубокое, почти личное переживание.

Кому понадобилось порочить имя героя в канун 55-ой годовщины со дня легендарного полёта? По запросу «Гагарин не летал» найдётся масса материалов от статей до видеороликов. Все они в основной массе наскоро слеплены на одной и той же основе: чешский журналист Ян Бервид-Букуа уже долгое время специализируется на «разоблачении мифа о Гагарине». Неважно, что многие составляющие его «расследования» противоречат друг другу – всё можно списать на закрытость советско-российских архивов и завесу секретности, которой, впрочем, сегодня уже не сущетсвует.

Юрий Гагарин во время выступления в Доме офицеров г. Ахтубинска, 1967 г.

Но главный вопрос не в том, кто и почему так старательно штампует разоблачения, а в том, почему мы так охотно в них верим?

 

Почему мы так легко разбрасываемся святынями, которые поколения наших предков считали неприкосновенными? От того ли, что нам по малодушию сегодня стыдно быть гражданами своей страны, и мы исподтишка норовим подбросить в огород  своих патриотически настроенных соотечественников очередной камень? Или нам так не хочется быть обманутыми никем и ни в чем, что мы готовы цепляться за любое грубое «разоблачение», как за соломинку, которая вытянет нас из этого омута вездесущей неправды? Но сами мы не замечаем, как будучи недостаточно требовательными к чистоте информации, которую потребляем, становимся жертвами другой неправды. А может быть нам просто становится чуждым само понятие святости, может быть, мы просто не хотим принимать никаких авторитетов и допускать, что кроме нашего разумения есть в этом мире еще что-то, что нельзя просто потрогать, разворошить, препарировать и разрушить, если на то будет наша воля?

 

Наверное, особенно легко такие провокационные заявления даются тем, чье личное пространство никак не соприкасается с памятью о Гагарине: ни одна из ближайших улиц или станций метро не названа его именем, а в школе был карантин, когда по истории нужно было проходить «Достижения науки и техники в СССР». Но вот история Ахтубинска помнит имя первого космонавта. Юрий Гагарин не мог не побывать в городе лётчиков-испытателей, и он побывал. В январе 1967 года первый космонавт планеты встретился с военнослужащими Ахтубинского гарнизона и жителями города в переполненном зале Дома офицеров. Места, с которыми связан путь Гагарина в небо, находятся неподалёку. Начался этот путь в Саратовском аэроклубе. В космос Гагарин отправился с такого близкого Байконура.

Юрий Гагарин. Первые минуты после приземления

К слову, самому Юрию Алексеевичу было чуждо тщеславие.  Думается мне, он не стал бы своё право на звание героя отстаивать перед какими-либо обвинителями. Близко знавшие его люди утверждают, что он всегда был готов положить «душу свою за други своя», всех прощал, никогда ни на кого не держал зла, был скромным и добросовестным человеком. «Простой, как ребёнок» – это определение Гагарина схимонахиней Макарией, знавшей Гагарина, говорит о многом. Эти свойства его натуры гораздо больше говорят о его вере в Бога, чем поездка в Троице-Сергиеву лавру в 1964 году или предложение восстановить храм Христа Спасителя, высказанное на заседании пленума ЦК, в то время как глава государства Н.С. Хрущёв заявил, что к 1980 году «покажет по телевизору последнего попа». Эти два события интереснейшим образом связаны. Тогда, в лавре, по предложению отца наместника Гагарин посетил Церковно-археологическом кабинет при Московской духовной академии. Близкий друг Ю.А. Гагарина, полковник Валентин Петров, сопровождавший его в поездке, вспоминает: «Мы туда, конечно, пошли, и там произошел случай, который меня потряс полностью. Когда мы подошли к макету храма Христа Спасителя, Юра заглянул внутрь, посмотрел и говорит мне: "Валентин, посмотри, какую красоту разрушили!" Очень долго он на него смотрел тогда...». А уже на пленуме, темой которого было патриотическое воспитание молодежи, произнеся свою официальную, написанную кем-то для него речь, Юрий Алексеевич добавил нечто незапланированное: «На мой взгляд, мы еще недостаточно воспитываем уважение к героическому прошлому, зачастую не думая о сохранении памятников. В Москве была снята и не восстановлена Триумфальная арка 1812 года, был разрушен храм Христа Спасителя, построенный на деньги, собранные по всей стране в честь победы над Наполеоном. Я бы мог продолжать перечень жертв варварского отношения к памяти прошлого.

 

Для кого-то станет открытием, что история отношений Русской Православной Церкви и отечественной космонавтики насчитывает не одно десятилетие. Валентин Петров рассказывает о том, что космонавт Владимир Титов, полёт которого состоялся в год тысячелетия крещения Руси (старт был 21 декабря 1987 года, а посадка - ровно 12 месяцев спустя), захотел получить благословение на свой полет. Но еще с 1960-х годов все экипажи, которые готовил Петров, он возил в Троице-Сергиеву лавру и Свято-Данилов монастырь. Отец наместник Даниловского монастыря был его другом, а сам он был катехизатором - учил ребят и одновременно учился сам.

 

На известное утверждение Хрущева о том, что «Гагарин в космос летал, а Бога не видал» в своё время достойно ответил архиепископ Алма-Атинский и Казахстанский Иосиф (Чернов). После полёта Гагарина в космос он произнёс проповедь, в которой сказал: «Юрий Гагарин слетал в космос и действительно Бога там не видел… а Бог его видел! И благословил!».

 

В полёт Гагарина нужно верить. Не только потому, что «стране нужны герои», но и потому, что это нужно каждому из нас лично. Если мы отказываем себе в живой вере в Бога, будучи даже воцерковленными людьми, если мы вообще отказываемсяв Бога верить, добровольно ограничивая своё бытие пределами материального, ощущаемого и видимого мира, позволяя  этому бытию определять наше сознание, то нам особенно необходимо верить хотя бы в такое ощущаемое и видимое «техническое» чудо. Не в «чужого»  человека из заморских стран, а в своего, родного Гагарина, потому что в своих нам сегодня верится гораздо труднее.  Это светлое чувство, которое дарит вера в доблесть, отвагу и силу другого, но такого, кажется, родного человека, может стать той ракетой, которая прорвет оболочку этого доступного глазу мира и устремится вверх, к звёздам, и, в конечном итоге, хочется верить, к Богу.

 

 

 

 

Серафима Шелковникова