«Брак в Церкви: особенности семейной жизни православного священнослужителя. Богословский и психологический аспекты».

Семья, брак, деторождение ещё совсем недавно казались незыблемыми основами нашей цивилизации, но мы в течение жизни двух поколений становимся  свидетелями того, как незыблемость этих основ ставится под сомнение. О кризисе института семьи сегодня говорят практически все, однако его состояние продолжает оставаться «стабильно тяжелым», по крайней мере, в нашей стране. Интересно, что в последние годы при стабильном количестве числа разводов наметилась тенденция к сокращению количества браков; также снижается количество венчаний в наших храмах. Пересмотр в обществе ценности семьи сегодня – один из основных вызовов Церкви.

Для Церкви это не просто вопрос Её авторитета в обществе, это вопрос жизнеспособности самой Церкви. Некогда прп. Паисий Святогорец очень точно заметил, что семья есть единственная ценность жизни, и с разрушением семьи будет разрушено и духовенство, и монашество. Следовательно, земная Церковь будет надломлена в своей основе.

 

Учение о семье как о «малой церкви», сформулированное апостолом Павлом и святителем Иоанном Златоустом, говорит нам о том, что брак образует церковную двоицу, учреждает «домашнюю церковь» - элементарную единицу приходской общины, а именно община есть форма жизни Церкви. И самое главное то, что именно в Церкви (я бы сказал точнее: в  Православной Церкви), в ее «благодатной сокровищнице» содержится самое возвышенное учение о браке как Таинстве, как великой тайне единения двух лиц в «одну плоть» по образу единства Христа и Церкви.

 

 

Стоит отметить, что это учение, несмотря на всю его ясность, выраженную в Священном Писании и святоотеческом наследии, ещё нуждается в систематизации в православном богословии. На мой взгляд, единственной попыткой в современности привести учение Церкви о Браке к какой-то  системе была предпринята в прошлом веке замечательным православным богословом-канонистом и историком Сергеем Викторовичем Троицким. Две его работы – «Христианская философия брака» и «О второбрачии клириков» – заслуживают самого внимательного изучения в наших духовных школах. Не ставлю перед собой задачи пересказывать взгляды профессора Троицкого, однако именно на их основе дерзну дать определение брака с точки зрения православного христианства, его сущности и цели, ибо убежден: без ясного определения не может быть и разговора о проблеме.

 

 

Итак, брак есть таинственный, духовно – телесный свободный союз одного мужчины и одной женщины, создаваемый на основе взаимной любви, с целью ее умножения и достижения единства супругов по образу единения Христа и Церкви. Именно так смотрит на брак Православная Церковь: как на «таинство Любви», как на путь, которым в конечном итоге две автономные личности обретают единство «вышеличное единство, подобное единству Святой Троицы…в браке человек достигает подобия с жизнью Высшего бытия, в то же время становясь частью Церкви»[1]. Самым возвышенным образом рассуждает о брачной любви святитель Иоанн Златоуст: «Брачная любовь есть сильнейший тип любви. Сильны и другие влечения, но это влечение имеет такую силу, которая никогда не ослабевает. И в будущем веке верные супруги безбоязненно встретятся и будут пребывать вечно со Христом и друг с другом в великой радости»[2]. Актуальность этого учения подтверждена опытом земной жизни членов Церкви, многие из которых именно в своём супружестве достигли богоподобия и святости.

 

 

Однако наша действительность, в том числе церковная, заставляет сомневаться в жизнеспособности такого опытного переживания брака. Церковь в своих чадах живет в мире людей, и кризис института семьи, пусть и в меньшей мере, но затрагивает и многих наших верных чад. Помимо внешних причин, на мой взгляд, есть и внутренние причины таких сложностей. Возвышенное учение Церкви о браке остается не до конца усвоенным, существует некий крен в сторону именно монашеской святоотеческой литературы. Наши прихожане не всегда верно понимают и переживают конечную цель брака. В свое время занимаясь молодежным служением, мы много говорили о необходимости целомудрия до брака, о необходимости молитвы, чтобы брак был не по страсти. Многие молодые люди именно так и создавали свои семьи, и тогда искренне казалось, что вот такое доброе начало станет залогом дальнейшей радостной семейной жизни. Но, оказалось, этого мало. И семьи, которые создают глубоко воцеркволенные молодые люди, также переживают кризисы. Да, у нас есть понимание того, как выходить из этих кризисов с помощью благодатной жизни Церкви, но и этого недостаточно. К сожалению, мы сегодня становимся свидетелями трагедий разрушения семей наших прихожан, и, что наиболее прискорбно, такие трагедии случаются и в среде нашего женатого духовенства.

 

 

Православная Церковь в своё время отвергла полное безбрачие духовенства, оставаясь верной апостольскому преданию, и всегда смотрела на семью священнослужителя как на образец, призванный осуществлять идеалистическое учение о Браке в повседневной жизни.

 

Из чего же следует такая особая ответственность пастырей? В своих посланиях апостол Павел обращает внимание на то, что пастырь должен не просто обладать неким набором добрых качеств, но и должен быть «хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякою честностью; ибо кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли пещись о Церкви Божией?» (1 Тимофею 3:4-5). Ряд канонических постановлений Церкви, в частности 17 и 18 апостольские правила, полагают ограничение вступления в клир тем, кто уже не смог в полноте вместить всю высоту барка, и по тем или иным причинам имеет второй брак или женат на разведенной женщине. Есть правила, которые за нарушение святости брака подвергают священнослужителя извержению из сана (61 Ап.п). Если же нарушение верности происходит со стороны супруги, то священнослужитель должен либо оставить супругу, либо сложить свой сан (8 Неок.п.).

 

 

Причина такой строгости Церкви по отношению к поддержанию священнослужителем святости брака сформулирована в толковании на 27 правило Василия Великого священноисповедника Никодима Милоша: «Строгость эта оправдывается самим званием священника и его общественным положением, ибо от лиц, призванных приступать к алтарю Божию и совершать таинства, требуется и должна требоваться полная чистота души и тела. Строгость эта оправдывается и неизбежными последствиями неправильных браков у священников как в семье, так и в обществе, ибо священник, каким бы ни был примерным, не может иметь (в случае нарушения святости брака) того значения в обществе, которое иначе, по своему положению, как священник и пастырь, должен бы иметь».[3]

 

 

Таким образом, на семье священнослужителя лежит особое бремя ответственности. Это бремя выражается в повышенном внимании общества к семейной жизни священнослужителей, я бы даже сказал, есть некий запрос на идеальность отношений между священнослужителем и его супругой и детьми. Хорошо, если ещё до вступления в брак определен выбор жизненного пути для юноши, и он, выбирая невесту, выбирает себе именно соработницу в своем пастырском служении. Но ведь так происходит не всегда. Бывает, что избрание священнического пути происходит в более зрелом возрасте, когда семейная жизнь уже сложилась, и тогда жена будущего священника и его дети становятся в каком-то смысле заложниками этого выбора и не всегда до конца бывают готовы к такой ответственности.

 

 

Вторая особенность семейной жизни священнослужителя заключена в том, что он не принадлежит себе. Само по себе пастырское призвание как отдание себя людям, помноженное на значительное число прихожан, приходящихся на одного пастыря (примерно 6000 на 1 священника)[4], делают жизнь современного священника крайне перегруженной. Ни в одной профессиональной сфере нет такой меры ненормированности, разноплановости и непредсказуемости. Получается, что чем более ответственен пастырь, тем меньше времени ему удается уделять своим домочадцам. Главной «пострадавшей» стороной в этой ситуации оказывается супруга священника. Её женская природа становится более уязвимой при такой напряженной жизни супруга. Вспомните о том, что именно в отсутствие Адама праматерь Ева была искушена змеем. И если мужчина по природе своей склонен к уединению и призван к внешнему служению, то женщина изначально была «взята от мужа своего» (Быт.2:23) и создана «жена для мужа» (1Кор. 11:9). Совершенно не случайно апостол Павел трижды только в послании к Ефесянам (5:25, 28, 33) говорит о том, что мужьям следует любить своих жен, «как и Христос возлюбил Церковь» (Еф.5:26), то есть питать и согревать своим присутствием, как и Господь никогда не оставляет своей Церкви. И именно в своём служении, особенно литургическом, священнослужитель черпает силы для такой любви.

 

 

Но жены наших священников часто лишены такой возможности, не все из них поют на клиросе, многие заняты детьми и не могут даже регулярно приступать к Таинствам в силу бытовых условий. Всё это накапливается и приводит в конечном итоге к потере диалога и конфликту. Мы много говорим о том, как жена священника должна все терпеливо переносить, но так мало обращаем внимание на необходимость священнослужителя заботиться о своей «домашней церкви». Наконец, именно на священнослужителе лежит ответственность за свою семью, прежде всего, ее духовное состояние.

 

 

В супружестве необходимо присутствует некая «трагическая» сторона, как назвал ее профессор Троицкий. Давайте вернемся к нашему определению брака, его цели: «достижение единства по образу Христа и Церкви». Христос не просто возлюбил Церковь, Он и «предал Себя за Нее», предал на крест. Супружеская любовь неминуемо связана с самоотдачей, с подвигом жертвенности до смерти, до смерти эгоизма, без которой не может быть воскресения для новой вышеличностной жизни, не может быть «два в плоть едину». Иными словами, преодоление всех особенных трудностей в семье священнослужителя, да и в любой семье, должно начинаться с напоминания себе о цели брака, и после этого открываются пути их разрешения.

 

 

Церковь с надеждой смотрит на семьи своих священнослужителей. Примеры доброй семейной жизни клириков, опыт духовного преодоления возникающих проблем должны помочь миру окончательно не потерять Богом данного образа семьи. Но возникает закономерный вопрос: должно ли наше женатое духовенство остаться в одиночестве в этой борьбе за семью? Церковь отвечает: «Нет!» При всей ответственности женатого духовенства именно епископ призван к особой заботе о Церкви. Монашествующее состояние нашего епископата только подчёркивает полноту этой заботы о пастве и, прежде всего, о пастырях, которым епископ делегирует пастырские полномочия, но не делегирует ответственности.

 

 

Руководствуясь этим переживанием и заботой о пастырях и трудностях в их семейной жизни, примерно год назад на епархиальном собрании города Москвы, Святейший Патриарх Кирилл, пожалуй, впервые в новой истории Церкви поднял эту тему.[5] Впоследствии тема семейной жизни клириков и меры по предупреждению необратимых кризисов в семейной жизни духовенства обсуждались на заседаниях Высшего Церковного Совета и нашли свое отражение в ряде решений Священного Синода (Журнал №35 заседания Священного Синода от 4 апреля 2019 года).

 

 

В продолжение этой работы обсуждаются те меры и возможности, которые необходимо употреблять правящим архиереям для оказания архипастырского попечения о семьях духовенства. Святейший Патриарх подчеркнул: «Семьи священников должны быть в центре внимания правящих архиереев. Архиерей не должен вмешиваться в жизнь священнослужителей, он должен быть добрым отцом, советчиком, человеком, который может прийти на помощь, когда жизнь семейная подвергается испытанию»[6].

 

 

В результате обсуждения возможности этой помощи на первое место поставлена забота о создании условий для полноценного духовного окормления не только священнослужителей, но и членов их семей. В частности, предлагается избирать для окормления семейных клириков духовника из среды опытного женатого духовенства и призвать священнослужителей и их жен к регулярному общению с одним духовником, регулярной исповеди и стремлению прежде всего в таком духовном ключе разрешать возникающие кризисы.

 

 

Важным признано создание неформальных условий для общения правящего архиерея с семьями духовенства, создание при архиерее особого попечительского совета о семьях священнослужителей, вовлечение жен священнослужителей в епархиальную жизнь, особенно в области социальной работы.

 

 

Также среди рекомендаций: создание условий для психологического сопровождения семей священнослужителей, организация семейного отдыха, ежегодной диспансеризации в центральных региональных учреждениях здравоохранения.

Темы материальной поддержки духовенства, организации графика служения и отпусков с учетом семейных обстоятельств (особенно многодетных) также представлены в рекомендациях.

 

Церковь призвана отвечать на вызовы времени. Семья как цивилизационная ценность, как «малая церковь» всегда будет находится под особым попечением Церкви. Православная Церковь несет  особую миссию  по сохранению Богом данного образа семьи. Эта миссия будет успешной, только если верные наши чада  и, прежде всего, наше женатое духовенство будут актуализировать этот образ в своей реальной земной жизни, опираясь при этом на заботу всей Церкви, получая поддержку и внимание от своих архипастырей.

 

 

 

 

 

[1] https://azbyka.ru/otechnik/Sergej_Troickij/hristianskaja-filosofija-braka/3#note207

 

[2] https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Zlatoust/tolk_67/20

 

[3] ttps://azbyka.ru/otechnik/Nikodim_Milash/pravila-svjatyh-ottsov-pravoslavnoj-tserkvi-s-tolkovanijami/29

 

[4] https://pravoslavie.ru/121035.html?fbclid=IwAR1W1YzIV0HJdQ5vBU640cvEPcqLrLtiJr_-RK-s8Fqj_yMCzBJv_ZC0XQk

 

[5] http://www.patriarchia.ru/db/text/5327228.html

 

[6] Там же