Проповедь во вторник первой седмицы Великого поста

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

 

Дорогие отцы, братья и сестры!

 

Мы продолжаем изучать греховный путь вслед за преподобным Андреем Критским. Вспоминаем сегодня вместе с ним (в его первой песне сегодняшнего канона) одно из самых страшных преступлений, совершившихся некогда на земле. Мы вспоминаем, как на земле совершилось первое человекоубийство, которое оказалось братоубийством. Вспоминаем Каина и Авеля – первенцев Адама и Евы.

 

Адам и Ева получили извещение от Господа, что семя жены сотрет главу змия. Поэтому, когда Ева зачала и родила их первенца, она назвала его Каин, что значит «приобрела я от Господа». Все надежды ее были связаны именно с Каином. Так верилось ей, что именно он, их первенец, вернет им потерянный рай. Когда родился Авель она назвала его так, что в переводе означает «пар», не связывая с ним никаких надежд.

 

Первые люди начали обрабатывать землю, производить скот – по слову Господнему добывать свой хлеб в поте лица. И тогда же началась религиозная жизнь. Возникла необходимость каким-то образом поддерживать связь с Богом. Ту самую связь, которую Адам и Ева имели в Эдеме, общаясь с Богом лицом к Лицу. Возникла религия, как способ и совокупность каких – то действий, устремлений человеческих, чтобы эту связь с Богом восстановить. Адам, по преданию, научил своих детей тому, что Богу нужно приносить жертвы. Хотя знал Адам, что Бог ни в чем не имеет нужды и Сам все дает, будучи Творцом и Промыслителем. Однако, принесение жертвы было выражением веры и покорности, было и покаянным актом.

 

Все выражалось в жертвоприношении. Каин занимался земледелием и, практически, кормил всю семью, так как единственное, что тогда употребляли в пищу первые люди, была растительная пища. Плоть животных люди стали употреблять только после Всемирного потопа. Между тем, Авель разводит овец. Он этим занимается именно для жертвоприношения. Для того, чтобы Богу приносить кровную жертву.

 

Когда Авель и Каин собрались совершить жертвоприношение Богу, каждый принес от своего. Каин принес от плодов земли, а Авель принес от своих стад. Но принес лучшее из лучшего: самых откормленных и красивых овец он заколол и принес Богу на жертвенник. Сказано в священном писании, что Господь призрел на жертву Авеля, а Каина – нет. Святые отцы объясняют это тем, что на жертву Авеля снизошел огонь и попалил ее. А на жертвоприношения Каина, как он ни старался, огонь не сходил. Потому что принес он свою жертву с небрежением. Не лучшее из лучшего, а то, что было под рукой; в глубине души не понимая, как тот далекий Бог, о котором рассказывают родители, как он реально может помочь мне в моей жизни.

 

Есть и другое предположение, почему Господь не принял жертву Каина. Жертва кровная через умерщвление живого существа замещает грех человека – смертный грех человека, который согрешил и должен умереть. И, в покаянии, взамен Богу приносилась кровная жертва. А жертва хлебная – мирная и приносилась за какие – то незначительные прегрешения. Каин, совершая свою жертву, мог попросить и у Авеля несколько овец. Он не стал этого делать, потому что искренне считал, что его мирной жертвы достаточно, чтобы принести Богу за его грехи. Совершенно малые и незначительные, в которых он себя ощущал. Каин не считал себя ответственным за грехи родителей и считал, что в своей жизни ничего такого глобально плохого не делает. Если что-то и случается, этой его жертвы будет достаточно. Авель считал совершенно иначе. Движимый любовью и глубочайшим смирением, он очень живо ощущал всю ту неправду, которая была в его сердце, все тяжелое духовное наследие,которое досталось ему от родителей. Он переживал их грех, как свой. Поэтому он считал, что мирной жертвы будет недостаточно. Нужно приносить кровную жертву, чтобы свидетельствовать Богу о своем глубочайшем покаянии и раскаянии. И Господь принимает покаяние Авеля и его жертву. Но не принимает жертву Каина, чтобы обратить его внимание на то, что в его жизни есть проблема.

 

Но Каин не слышит, хотя Господь пытается разговаривать с ним: «Почему померкло лицо твое? Если делаешь доброе, то почему не поднимаешь лица? Если делаешь злое, то грех у дверей твоих лежит. Ты господствуй над ним». Недавно мы говорили, что враг рода человеческого позавидовал счастью людей. Сегодня вновь зависть, но поселившаяся в сердце человека. Омрачается лицо Каина и он начинает рассуждать логически. Ведь, действительно, на земле больше никого нет. Если на земле не будет брата, то все благословение Божие достанется ему. И сказано, что в поле восстал Каин на Авеля и убил его. Совершается грех братоубийства, человекоубийства.

 

Страшная трагедия. Нам тяжело представить, что чувствовали Адам и Ева, склонившись над своим мертвым сыном. Они впервые встретили смерть лицом к лицу. И им стало понятно, что покаяние будет долгим. Так и было. Почти тысячу лет проливали слезы о грехе своем. А потом еще многие тысячи лет пробыли в ожидании того, когда Господь после крестной смерти и страданий сойдет в ад и выведет их оттуда. Этими горькими слезами они оплакивали своего сына. Оплакивали плоды своей жизни. Своего греха, столь явного теперь, для них ставшего.

 

Но Господь всегда остается Отцом, и для тех кто оставляет Его, и для тех кто пренебрегает Им. Господь всегда остается Отцом. Как отец устремляется за Каином. Призывает его к покаянию такими пронзительными словами: «Каин, где брат твой?». И получает такой же безумный ответ, как некогда получил Господь от Адама и Евы. «Не знаю. Разве я сторож брату моему?». Безумному Каину казалось, что если он не видел Бога, то и Бог его не видел. Но это не так. Мы знаем, что с тех пор Каин ходил по земле как изгнанник, получив особую печать на свое чело. И именно его имя стало нарицательным, когда мы сегодня говорим о покаянии. Покаяние в корне носит имя Каина. Покаяться – это значит преодолеть Каина в себе. Это значит поступить иначе. Мы с вами, совершая путь Великого поста, все настроены на покаяние.

 

Но, что в действительности такое – покаяние? Как же не ошибиться? Как же не перепутать его с какой – то эмоцией? Сегодня это легко в нашем мире, в котором люди плачут не от грехов (чаще всего), а от отчаяния и трудностей жизни, от саможаления и обиды. Как не перепутать? Для покаяния необходимо первое условие – это глубокое, смиренное и сокрушенное сердце, которое Бог не уничижит. Гордый человек не способен к покаянию, хотя и будет говорить, что он плохой, будет приходить на исповедь, но не будет каяться. И проверяется покаяние гордого очень легко. Индикатором является отношение с ближним. Потому что, при всем внешнем покаянии, гордый человек остается замкнутым на самого себя. Не хочет человек гордый видеть в ближнем своем Бога. Покаяние – это очень светлое чувство. Оно окрыляет. Дает возможность человеку посмотреть на себя, как бы со стороны. Покаяние есть изменение вектора жизни, когда человек обращается к Богу. Покаяние есть вопль человека к Богу о помощи из глубины своего погибельного состояния. Начинается покаяние с осознания своей неправды. Продолжается покаяние исповедью у духовника, который стоит перед нами, как свидетель искренности нашего покаяния и олицетворяет собой полноту Церкви. Но покаяние должно продолжиться, если оно искреннее и истинное. Оно должно продолжиться в нашей жизни. Оно должно быть деятельным. Мы действительно должны искренне исправлять все, что совершаем в своей жизни. Мы стоим на исповеди и, например, каемся, что невнимательны к ближним. А это значит, что мы, уйдя из храма должны приложить колоссальные усилия, чтобы быть внимательными. Мы каемся в том, что жестокосердны, всех осуждаем. Это значит, что, выйдя из храма, мы должны приложить максимум усилий, чтобы осуждать только себя, а всех вокруг оправдывать. Покаяние должно быть деятельным и живым. Тогда оно истинно. Тогда это не некая фикция. Тогда оно действительно приближает нас к Богу. А это и есть цель покаянной жизни: приблизиться к Богу – источнику жизни и света, и уподобиться Ему.

 

Очень важно, особенно в дни поста, когда покаяние должно стать центром всей нашей жизни, всех наших дел, поступков и мыслей, всего нашего делания внешнего – вкушения или не вкушения пищи, коленопреклоненных молитв. Все это должно иметь одну цель – приводить нас к искреннему и нелицемерному покаянию. Наше приношение к Богу должно быть из лучшего –  лучшее. От всего сердца, с полным осознанием своей неправоты.

 

И будем внимать себе. Если при всем том, что мы делаем, омрачается лицо наше и не чувствуем мы никакой радости, то значит что-то не так с нашим покаянием. Значит, что-то не так в наших отношениях с Богом и с ближними. Значит, вторгается в нас ложь и не правда. Нужно остановиться и глубоко посмотреть в свое сердце; не быть такими хорошими христианами, которые требуют справедливости; быть больше человеколюбивыми, чем справедливыми. В этом – Бог. В этом – правда жизни. И об этом нужно молиться Богу, чтобы таким был итог.

 

Богу нашему слава всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.