Проповедь в среду первой седмицы Великого поста

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

 

Дорогие отцы, братья и сестры!

 

В очередной раз  мы приняли от Бога милость. В очередной раз приняли от Бога прощение. Так важно, чтобы сердце наше было преисполнено в такие мгновения особой благодарностью к Богу, потому как весь строй великопостного богослужения таков, что не положено нам ликование за полнотой Божественной литургии. Но Церковь, как заботливая мать, не желая оставить нас без поддержки, установила этот умилительный чин Литургии Преждеосвященных Даров. Дабы мы с вами могли снова и снова подкрепить свои немощные силы причастием святых Христовых тайн.

 

Мы вчера с вами говорили о жертвоприношении, которые совершали Каин и Авель. Сегодня в этом чине Литургии Преждеосвященных Даров мы слышим слова псалма, которые были в песнопении, звучащие так: «да исправится молитва моя яко кадило пред тобой, воздеяние руку моею, жертва вечерняя». Молитва псалмопевцем называется тоже жертвой. И молитва тоже есть жертвоприношение Богу. И то, как вчера мы говорили, что жертвоприношение может быть усердным, а может быть не усердным – так и с молитвой нашей. Она может быть усердной, а может быть холодной. Молитва, как жертва Богу. Молитва, как желание иметь общение с Тем, Кто дает нам и жизнь, и дыхание. Молитва, как живое общение с живым Богом.

 

Пост – это время, когда мы должны обратить внимание на то, каково качество нашей молитвы. Действительно ли, она подобна благоухающему ладану и возносится вверх к Господу. И именно благоухает. Или молитва наша превращается в механическое вычитывание тех или иных установленных правил. Отзывается ли сердце наше на слова тех молитв, которые мы произносим. Действительно ли, мы во время молитвы чувствуем и переживаем, что Господь стоит здесь перед нами. Мы именно с Ним –  живым Богом, ведем живой диалог. Так ли в нашей молитве? Что мешает нам молиться?

 

Мешает, как раз, отсутствие покаянного настроения, наша собственная праздность и лень. Мешает самооправдание. Потому, что мы (как поется в песнопении) «изобретаем извинения во грехах своих». Если бы мы действительно, на мгновение, от всего сердца почувствовали себя в таком бедственном греховном состоянии. Если бы мы почувствовали, что у нас сейчас последние минут жизни, молитва наша была бы совершенно иной. Она бы была горячей, внимательной и, по-настоящему, с дерзновением, требовательной к Богу. Но холодное наше сердце снова и снова делает холодной нашу молитву.

 

И пусть сегодняшнее богослужение и возможность причаститься Святых Христовых Тайн будет воздействовать на наше сердце, чтобы от нашей молитвы появлялась теплота. Много раз говорил, что не нужно искать каких – то особых молитвенных состояний.  Не нужно как то себя накручивать, возбуждая в себе кровяные движения. Святые отцы, опытные в молитве, осуждают такой образ молитвы. Что же нужно? Нужно научиться стоять перед Богом, быть искренним с Богом. Самое главное – надо научиться верить, что Господь всегда слышит слова наших молитв.

 

Желаю всем в третий день поста, чтобы менялось наше качество молитвы. Чтобы пост помогал нам молиться более собранным умом. Чтобы пост помогал нам почувствовать, что все, что в нашей жизни есть, все наши нужды и переживания – они Богу не безразличны. Если мы приобретем навык молитвы Богу, на каждый день и час прося у Него и вразумления, и научения, наставления и помощи, а что самое главное – прося у Бога прощения, то качество нашей жизни будет меняться. Поэтому опыт Церкви говорит нам об одном – мы живем так, как мы молимся. Поэтому помолимся сегодня Богу, ибо молитва дается молящемуся, о том, чтобы исправлялась молитва наша, как благовонное кадило перед Ним.

 

Богу нашему слава всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.