Архимандрит Андрей Листоверов

 

Это сегодня имя архимандрита Андрея (Листоверова) знает почти каждый житель города Ахтубинска. За благословением к нему всегда тянется большая очередь из прихожан, без участия батюшки не проходит ни одно городское и районное мероприятие, при его активной инициативе в Ахтубинском районе за последние двадцать лет стали возрождаться и строиться храмы и приходы. А ведь когда-то маленького Сашу Листоверова дразнили в школе дьячком и всячески попрекали за выбор православной веры, а не марксистско-ленинской философии.

 

Едва ли в Ахтубинской епархии найдется более харизматичный священник, который при этом будет опытным автолюбителем, разводчиком собак, а главное  ­­­̶̶̶  представлять из себя живую историю Русской Церкви в советское и наше время. Отец Андрей родился в городе Шахты Ростовской области в семье шахтёра. По словам батюшки, в семье никогда не было священнослужителей, однако дед архимандрита особенно любил Усть-Медведицкий Спасо-Преображенский монастырь в Волгоградской области. Там была воспитана и его мама, которую в пятилетием возрасте решено было отдать в обитель. Так и юный Саша (так звали архимандрита в миру) с детства был приучен к храму и православной вере.

 

- В школе меня дразнили дьячком, а учительница мне говорила: «Саша, ты дурак! Куда ты идёшь в попы? Зачем тебе надо? Все старики умрут, с кем ты будешь служить?» Я говорил: «Так старики же вечно будут, и Вы сейчас молодая, а потом состаритесь". Люди взрослеют и жизнь пересматривают, - вспоминает своё детство отец Андрей.

 

Ещё до совершеннолетия батюшка был особенно отмечен правящим в тот момент в Ростовской епархии владыкой Николаем Кутеповым. Позже к 18 годам выяснилось, что к армейской службе отец Андрей не годен. На тот момент владыка Николай был переведён в город Владимир. Туда-то и был приглашён молодой Саша Листоверов для служения в качестве иподьякона.

 

Я переехал к нему. Жил у владыки, в его покоях, следил за облачениями, чтобы всё было чистое, в порядке, - рассказывает архимандрит. - Потом я приехал в Троице- Сергиеву лавру. Время шло к тому, чтобы готовиться к поступлению в семинарию. А тут вдруг приехали паломники из Астрахани. Мы познакомились, меня пригласили в гости. В Астрахани я познакомился с владыкой Михаилом Мудьюгиным. Он спросил меня о моих намерениях. Желания монашества не было, но и жениться намерения не было. Я думал лет в 40 приму постриг (смеётся). Но владыка сказал: «Давай сразу». Мне был 21 год, и это было потрясением для меня», - вспоминает батюшка.

 

По словам отца Андрея, и речи не могло идти о каком-то постриге без благословения на то родителей. К отцу и матери у архимандрита особенное отношение, даже сейчас, после их смерти:

Родителей я уважал и, естественно, любил, и благодарю Бога за то, что я с ним был всегда примерённый. Мы никогда не ругались, а когда расставались, всегда просил у них прощения. И перед смертью отца и перед смертью матери тоже. Сейчас, когда слышу, как говорят с родителями, как обращается к ним молодёжь, мне становится страшно...

 

Мама всё-таки благословила на постриг, сказав: «Твой дедушка отдал меня маленькую в монастырь, я бежала туда ребёнком и с радостью", - вспоминает архимандрит.

 

За десятки лет своего служения отец Андрей, казалось, успел послужить во всех приходах Астраханской области - Енотаевском, Володарском районах, храме в честь Иоанна Златоуста и Покровском соборе в городе Астрахани. Но особенные воспоминания у батюшки связаны с первым приходом - в честь Спаса Преображения в Трусовском районе города Астрахани. По воспоминаниям архимандрита, там был прекрасный хор, а в год тысячелетия Руси, когда Советская власть, казалось, сделала некое послабление для «служителей культа», он крестил людей, порой, не спрашивая документов, и это был один из значимых периодов в новой истории Церкви.

 

Сегодня идёт уже 21-ый год, как отец Андрей является настоятелем прихода в честь Михаила Архангела в городе Ахтубинске. Сюда в 1991 году батюшку направили в командировку. В городе военных не было постоянного пастыря. На тот момент батюшка планировал перейти на служение в Иоанно-Предтеченскую обитель Астрахани. Однако владыка Филарет Карагодин видел служение отца Андрея на Ахтубинской земле.

Я приехал сюда в небольшую хибарку, храм был тут один, деревянный, очень маленький, надо было открывать воскресную школу. Не было храмов ни в Болхунах, ни в Нижнем и Верхнем Баскунчаке, все соседние сёла приезжали сюда. Была небольшая сторожка, где люди ночевали, но потихонечку всё сдвинулось с места. Господня Земля и престол везде один, - рассказывает отец Андрей.

 

Отсутствие храмов и полная разруха оказались эхом советского безбожия. До сих пор у батюшки сохранилась регистрация о том, что он является служителем культа.

 

Мы были все "под колпаком” в советское время. Были уполномоченные, которые контролировали нас, особенно следили за проповедями, следили, куда ходит батюшка, кто ходит ко мне в гости , - вспоминает он.

Треть всех доходов священник должен был отдавать советской власти.

 

Мы облагались налогом, как сейчас предприниматели. Помню, как в 60-е годы, я тогда был мальчишкой, отец Алексей - местный батюшка - был вызван в налоговую инспекцию. Священникам приписывали огромные суммы, а на самом деле денег ведь не было. Тогда он набрал с панихидного стола в портфель булки, печенья, конфеты, пришёл к инспектору и высыпал всё на стол. Такой вот налог, - смеётся отец Андрей.

 

В воспоминаниях отца Андрея всегда есть доля шутки и иронии. На своём веку архимандрит служит уже при шестом архиерее, но самое живое и трепетное воспоминание связано с первым духовным отцом - владыкой Михаилом:

 

Этот человек был особенный. Он так входил в молитву, что не просто менялся в лице, а вообще ничего больше не слышал во время службы. Архиерейская благодать есть архиерейская благодать.

 

Свою первую Божественную литургию после рукоположения отец Андрей тоже запомнил на всю жизнь:

Каждый священник помнит это состояние, когда кроме трепета и благоговения ничего не видишь и не помнишь. На душе такое спокойствие и любовь, что хочется обнять весь мир. Но, к сожалению, это состояние с годами уходит. Как Адам, который потерял рай, так и святые отцы оплакивают потери этого благоговения.

 

Но помимо духовного окормления за плечами архимандрита многолетние стройки и ремонт нескольких храмов в Ахтубинском районе. Сегодня он со смехом вспоминает, как с кружкой и мегафоном он ездил на мотоцикле по центральному рынку Ахтубинска, собирая пожертвования на строительство кафедрального собора в честь Владимирской иконы Божией Матери, который сегодня стоит на ул. Волгоградской.

 

Трудами батюшки перестроен старый храм в честь Архангела Михаила, поставлено здание епархиального управления.

 

"Монашество поглощает с головой, уходишь в жизнь в полном смысле этого слова. Вот я 10 лет всё строю и строю без денег, и Господь потихонечку даёт и даёт. Другой жизни себе я и не представляю. Может быть. Я и сожалею о каких-то трудностях, но у кого их нет, даже у бездельников они есть. Безусловно, я счастливый человек", - убеждён отец Андрей.