Проповедь в день отдания Рождества Пресвятой Богородицы.

 

Об осуждении

Дорогие братья и сестры!

 

Пропев сейчас тропарь и кондак великому двунадесятому празднику Рождества Пресвятой Богородицы, мы завершили период попразднства, то есть особых дней, когда мы продолжаем, прежде всего богослужебным образом вспоминать  это дивное и славное событие – Рождество, День рождения Пресвятой Богородицы.

 

В кондаке этого праздника есть слова «Иоаким и Анна поношение безчадства». Этим песнопением Церковь напоминает о том, сколько пришлось пережить Иоакиму и Анне, прежде чем Господь даровал им долгожданное чадо. Как долго они находились в поношении у своих соплеменников. В Иудее бесчадство считалось наказанием за грехи. Люди, не имеющие чад, по мнению иудейского закона – это люди грешные, это люди порочные, это люди имеющие некий изъян.

 

Но сегодня Церковь, прославляя Матерь Божию и её рождение, прославляет и ее дивных родителей. Как поется в песнопении, «…и чтим святых Твоих родителей». Тем самым Господь показывает нам, что Иоаким и Анна  -  праведные, так почитает их Церковь сегодня. Они прославлены в лике святых. А ведь все вокруг считали их грешными. Все вокруг считали, что они не достойны даже в иерусалимский храм приходить.

 

Как часто бывает и в нашем с вами сообществе, когда мы рассуждаем, а, по сути, осуждаем людей, которых видим, с которыми нас Господь сводит. Как часто мы выносим суждения о жизни тех или иных людей, того или иного человека, о его праведности или неправедности. Суждение - от слова «суд». Рассуждая или вынося суждение, мы присваиваем себе право судить. Посмотрите на  те евангельские слова, которые сегодня мы слышали о том, для чего  Господь пришел в этот мир. Господь пришел для того, чтобы спасти мир человеческий, а не для того, чтобы его судить.

 

Если сам Господь, праведный судья и законодатель, приходит в мир не для того, чтобы судить, почему же мы присваиваем себе это право судить и рядить окружающих нас людей? Иногда мне кажется, что если в современном обществе ввести строгий  запрет на суждение и рассуждение о других людях, то вдруг окажется, что на какое-то время все просто замолчат, потому что говорить будет не о чем. Наверное, это одна из самых злокачественных болезней в нашем обществе и в нашем христианском сообществе.

 

Почему же все- таки судить – это грех? Грех осуждения является грехом, прежде всего, потому, что мы присваиваем  себе право судить. Право, которое сам Господь только имеет. Второе. Подумайте, ведь человек , который начинает судить, считает, что он-то иной, он так не поступает, он-то по-другому живет. В этой позиции отсутствует видение своих грехов, своих немощей, по сути, это отсутствие смирения. Человек, судящий другого, присваивая себе это право, противопоставляет себя и свою жизнь другим. И по этому поводу сегодняшнее Евангелие.

 

Господь приводит притчу о дивном брачном пире. Много раз использует Он в Евангелии образ брачного пира. Царство небесное есть особое торжество. И призывает всех Господь прийти. Но оказалось, что среди тех, кто собрался на этот пир, оказался кто-то не в брачной одежде. Был кто-то, кто почему-то не соответствовал этому празднику. На простое обращение: «Друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде? Он же молчал». ( Мф.22:12.) Он не знал, что ответить. И звучит страшное слово о том, что этот человек был связан и брошен в тьму кромешную. В заключении слышим фразу «..много званных, но мало избранных». (Мф.20:16; 22:14)

 

Что это значит? Это значит, что никто из нас, какую бы мы с вами внешне праведную жизнь не вели, как бы не подвизались, как бы часто не приходили в храм Божий, сколько бы много молитв не читали, как бы строго не постились, никто из нас не может сказать о себе, что он званный и избранный. Если человек  хотя бы мысль допускает о том, что он особым образом избран Богом, то это начало какого-то конца.

 

У каждого из нас есть всегда некая  внутренняя, тайная жизнь. Тайная жизнь, которая известна только Богу, наших внутренних желаний, помышлений, движений души. И как часто эти движения темны. Может быть, внешне они не проявляются, но они открыты Богу. И поэтому каждый из нас, собираясь на этот брачный пир веры, должен облачить свою душу в одежду белую, в одежду смирения, в одежду смиренных помышлений о себе, в одежду рассуждений, которые  сводятся к маленькой молитве, к словам, которые мы читаем перед причастием: «…пришедый в мир грешныя спасти, от нихже первый есмь аз». Это осуждение себя и есть та брачная одежда, которую мы должны носить. Но это не может быть внешне.

 

Мы слышим часто, что внешне человек признает себя грешником: «Да, я самый большой грешник в мире». Когда человек это произносит, то в этой фразе, к сожалению, не смирение, а наоборот, тонкая-тонкая гордость. Хоть в чем-нибудь, но быть самым, самым.

 

Чтобы Господь давал нам возможность увидеть свои грехи, мы должны с вами, конечно, молиться об этом Господу. Самое главное, быть очень честными с Ним, по-настоящему честными с Богом и с самими собою, называть вещи своими именами, не оправдывать и не извинять себя, и судить, прежде всего, самих себя. И если мы каждый день и ежечасно будем выносить над самими собою суд. Суд жесткий, суд нелицеприятный. Будем осуждать себя, тогда на своем праведном суде Господь помилует нас и облечет нас в одежду святого смирения, облечет нас в одежду брачную.

 

Но первый шаг к этому - перестать судить других. И эта фраза из Евангелия «много званных, но мало избранных» как бы перекликается с иным выражением преподобного Силуана Афонского, чью память мы вчера праздновали, чьи мощи были привезены впервые в Россию на прошедшей седьмице. У него есть замечательное выражение: «Держи ум свой во аде и не отчаивайся». Вот так мы должны с вами жить, сознавая, что достойны только гиены огненной, но при этом возогревать в своем сердце надежду на то, что Господь простит и помилует нас за наши великие прегрешения. Не за наши благие дела, не за какие-то наши духовные достижения, а лишь по своей великой милости. И помните еще одну евангельскую мудрость о том, что «Суд бо без милости, не сотворшему милости» (Иак. 2, 13). Надеясь на милость Божию, будем также милостивы к окружающим нас людям.

 

Богу нашему слава всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.